Второй исследовательский подход был связан не столько с решением конкретных | повседневных проблем, сколько с «желанием лучше узнать людей из других стран» J (Parin, Morgenthaler, Parin-Matthey 1963,16). Разумеется, заявление авторов исследо- J вания, что они выступали по отношению к африканцам в качестве «любопытных турис* Ш тов», которые даже расплачивались за услуги небольшими деньгами, утрировано. Все же.щ они были «туристами особого рода», желавшими узнать африканцев «ушами». Этим. щ психоанализ существенно отличается от всех методов опроса и наблюдения в этнопсиг Щ хологии. Он не может рассчитывать на получение статистически достоверных данных ·М Для этого количество обследованных людей было слишком мало. Период исследова- | ния в большинстве случаев был настолько непродолжительным, что ни разу не удалось я сформировать важный для понимания личности человека невроз переноса. Наконец* .,,| с помощью психоанализа сложнее, чем с помощью методов опроса и наблюдения, получить надежные статистические результаты, поскольку он в гораздо большей степени обращен к субъективным переживаниям во всей их многослойности и смысловой сверхдетерминации. В этом отношении благодаря точным описаниям того, как преодолеваются конфликты, психоанализ дополняет данные этнографов. Знание закономерностей психических процессов образует рамки, в которых могут исследоваться типичные способы разрешения конфликтов и задействованные в них психические образования,

Поэтому первоочередная проблема при таком подходе заключалась в том, чтобы найти народы или группы, которые, с одной стороны, были бы доступны для контактов и готовы к сотрудничеству, а с другой стороны, не испытали бы на себе значительного влияния цивилизации западного мира, и их культура сохраняла бы свои основные особенности.

Выбор народов исследователями позволяет получить предварительное представление о динамических отношениях между психическими инстанциями, Аналогичным образом, если обратиться к психоаналитической терапии, добровольное решение пациента приступить к лечению свидетельствует об определенной силе Я, которую аналитик может использовать в своей работе. Поэтому вряд ли кого удивит, что авторы указанных выше трудов подчеркивали преобладающее чувство идентичности у своих анализандов и явно выраженное групповое сознание.

Признаки серьезных нарушений обнаруживались у многочисленных индивидов, которые в течение достаточно долгого времени ощущали явные «культурные различия» и страдали главным образом от нарушений адаптации при возвращении к первоначальной форме общества. Тем не менее было показано, что эта проблематика переживалась людьми наиболее остро и глубоко, если ее удавалось свести или, по крайней мере, соотнести с известными конфликтными констелляциями в семье. Это свидетельствует о том, что для становления здоровой личности наряду с содержаниями, обусловленными культурой, которые усваиваются в процессе научения, и воспитательными воздействиями в раннем детстве необходимы таюке переработка и интеграция аффектов.

Прежде чем перейти к подробному рассмотрению двух этих исследовательских направлений, необходимо иметь в виду еще одно сходство. В дополнение к аналитически проведенным беседам в обоих случаях использовались проективные тесты, которые оказались ценным вспомогательным средством при проведении антропологических исследований, хотя, как правило, они не интерпретировались в психоаналитических категориях. При этом нельзя не отметить тот плюс, что результаты тестирования могут использоваться для подтверждения психоаналитических наблюдений. Хотя тестирование едва ли может служить непосредственным внешним критерием достоверности, диагностическая валидность тестовых методов в целом этнопсихологами уже не оспаривается.

Прежде всего в качестве проективного теста использовался метод толкования пятен Г. Роршаха (Rorschach 1937) или одна из его модифицированных версий. Проективным он называется потому, что испытуемый «проецирует» на чернильные пятна, представляющие собой относительно неструктурированные изображения, абстрагированные от конкретных объектов восприятия, компоненты собственной личности. То, что испытуемый видит в пятнах, определяется не только объективным восприятием с помощью органов чувств, но и динамическими процессами психики. Что и как воспринимается, позволяет сделать выводы о тех процессах, которые включены в восприятие. При обработке результатов наряду с содержательными категориями можно выявить таюке функциональные и структурные связи. Благодаря это-У становятся понятными элементарные способы функционирования человека, его инстинктивная и аффективная жизнь, а также ее преобразования под воздействием защитных процессов. Более подробное описание этого метода содержится, например, в работах Э. Бома (Bцhm 1967), а также Клопфера и Дэвидсона (Klopfer, Davidson 1967).

Страницы: 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Смотрите также

Очерк различных взглядов на природу практического мышления
С момента его появления и на протяжении многих последующих лет термин «практический интеллект» неоднократно менял свое содержание. И это было связано не только с различиями в эмпирическом материал ...

Проблемная ситуация и процесс практического мышления
Сегодня общепризнанным стал тезис С.Л. Рубинштейна о том, что мышление едино, что его различные виды (например, практическое и теоретическое мышление) имеют общую природу, подчиняются одним и тем ...

Психоаналитическая концепция мазохизма со времен Фрейда: превращение и идентичность
Проблема мазохизма, рассматриваемая с позиции психоаналитической теории, излагается в данной статье в двух разделах. Вначале будет представлена фрейдовская концепция, разработанная в рамках первой ...