Изложение результатов исследования «закрытых» обществ следует предварить данными, полученными Эрихом Сименауэром (Simenauer 1962) о новых факторах развития неврозов у народности банту в Восточной Африке.

Сименауэр опирается на результаты исследования 3000 пациентов с преимущественно психосоматическими нарушениями, которых он лечил в течение шестнадцати лет своей врачебной практики.

Помимо целого ряда внешних и внутренних трудностей, которые препятствовали проведению анализа, он упоминает прежде всего тенденцию африканцев говорить «в угоду белому человеку». Он относит эту установку к защитным механизмам мазохистской природы, проявляющимся всякий раз, когда индивид сталкивается с реальностью, на которую он не в состоянии повлиять. Сименауэр предлагает ввести определенный параметр, названный им фазой подготовки, в которой белый аналитик демонстрирует поведение, противоположное ожиданиям пациента-негра. Таким образом редуцируется отрицательное влияние на терапию чрезмерных позитивных ожиданий. Это способствует установлению между аналитиком и пациентом подлинных межличностных отношений, в которые пациент, несмотря на все свои отличия, чувствует себя принятым.

Очевидно, что объяснять эту установку исключительно историческими и социальными причинами недостаточно; скорее следует предположить, что в этом проявляется важная особеннотсь базисной психической структуры народности банту. Сименауэр сам отмечает, что в эдиповой ситуации у ребенка банту практически не отмечается агрессия против отца. Вместе с тем большинство пациентов принадлежали к племенам с матриархальной организацией, при которой физический отец в значительной степени исключается из воспитания. Но едва ли можно согласиться с Сименауэром, когда он говорит об аналогичном отсутствии агрессивности в доэди-повых отношениях между матерью и ребенком. Если многочисленные наблюдения за практикой удовлетворения раннедетских потребностей у народности банту являются верными, то можно сказать, что вследствие тесного физического контакта с матерью вплоть до третьего года жизни (имеется в виду кожный контакт, ощущение тепла материнского тела, кинестетические ощущения в целом и акустическое восприятие голоса матери) фрустрация является менее значительной, чем в странах западной культуры, Европейские дети в первые дни после рождения отделяются от матери, их закутывают в сковывающие пеленки, и основную часть дневного времени они проводят в акустической изоляции. Именно в силу почти «идеального» ухода за ребенком банту в соответствии с диалектикой влечений он должен отстранять от себя агрессивные побуждения, используя архаические защитные механизмы проекции и проективной идентификации.

с>ги процессы можно рассматривать в качестве психоаналитического объяснения наблюдавшейся уступчивости банту в ситуации анализа; однако точно так же ими можно было бы объяснить и преобладание магического мышления. Действие архаического защитного механизма проявляется также в нежелании банту «вербально продуцировать неприятные переживания» (Simenauer 1962,44). Эмоциональное отыгрывание пациентов Сименауэра во многом напоминает то, о чем писал Фрейд (1916) в связи с отводом бессознательных импульсов влечений при помощи моторики. Нельзя сказать, что у банту полностью отсутствуют агрессивные наклонности; просто их Я оказывается более оснащенным вследствие временного смещения конфликтов после первых двух этапов социо- и психосексуального развития по Эриксону (Erikson 1950).

Очевидно, что в результате продления первичных объектных отношений ребенок банту сталкивается с фрустрацией со стороны матери в период, когда Я стало уже настолько зрелым, что фантазии о разрушении с точки зрения их силы и исключительной направленности на мать уже не представляют собой такой угрозы, как в паранойяльно-шизоидной фазе, описанной Мелани Кляйн (Klein 1932).

Основываясь на этих выводах, Сименауэр предполагает, что банту менее склонны и к психотическим заболеваниям Он не смог обнаружить ни истинных депрессивных заболеваний, ни серьезного распада Я, типичного для шизофрении, ни проявлений невроза навязчивости. Страхи кастрации, если они встречались, преодолеваются с помощью механизмов проекции и, кроме того, в коллективных действиях лишаются своего угрожающего характера. Если же тревога действительно превращается в разрушительные желания или действия, то сознание вины смягчается пассивной установкой, направленной на возмещение и подчинение.

Сознание вины — то есть Сверх-Я — существует также и здесь. Вследствие широких семейных связей ранние идентификации не ограничиваются только первичной семьей. Уважаемый человек, олицетворяющий совесть, объединяет коллектив племени или группы. Кроме того, преобладает ориентация на благожелательность, избегание всякого рода обид, если они не могут быть возмещены жертвенными ритуалами. Поэтому вряд ли у кого вызовет уд '<вление выявленный Сименауэром факт, что в этих условиях необычайно распространены фобии и прочие симптомы тревоги. Согласно некоторым статистическим данным, почти у 75 % туземцев отмечаются психоневротические явления.

Страницы: 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Смотрите также

Творчество Вильгельма Райха и его последователей
Вне всякого сомнения, Вильгельм Райх — одна из самых неоднозначных фигур в истории психоанализа. Мы обязаны Райху тем, что терапевтическая техника психоанализа стала доступна для систематического ...

Творчество Мелани Кляйн
Разработав аналитический метод лечения маленьких детей, Мелани Кляйн создала инструмент, позволивший ей проникнуть в глубины психики и сделать новые открытия, относящиеся к раннему развитию челове ...

Хаинц Гартманн и современный психоанализ
Хайнц Гартманн (1894—1970), выдающийся психоаналитик второго поколения, был одним из тех, кому выпало продолжить пионерскую работу, начатую в первые десятилетия XX века Фрейдом и его соратниками. ...