^принимаемого как враждебное и угрожающее, из-за чего в самой семье создается своего рода атмосфера надежного убежища, обеспечивающего защиту от враж-ебного окружения. Б «паранойяльной семье» предпринимается попытка преодолеть вызванное конфликтом сильнейшее внутреннее напряжение с помощью его проекции на внешний мир: «Там нам угрожают злые враги, здесь же, в семье, в своем кругу мы прекрасно друг с другом ладим». Серьезные внутренние противоречия между самими членами семьи благодаря защитным процессам удаляются из сознания, поскольку их осознание вызвало бы сильнейшую тревогу, а при определенных обстоятельствах привело бы к распаду семьи. Разумеется, в семьях существуют и другие, менее явные, формы защиты — здесь можно исходить из того, что в каждой семье имеется характерная семейная фантазия с различными проявлениями, которая большей частью является бессознательной.

Таким образом, под влиянием бессознательных желаний и защитных процессов, общих бессознательных фантазий в семье могут возникать определенные формы поведения, определенные формы отношения к жизненным проблемам и, самое главное, происходить формирование личности воспитывающихся в ней детей. Мы называем эти феномены общими бессознательными семейными фантазиями, объединенными с бессознательными семейными защитными структурами и бессознательно детерминированными формами поведения, в этих семейных фантазиях обнаруживаются те же свойства, которые мы уже перечислили при описании психоаналитической группы. Так, например, кто-нибудь из членов семьи, чаще всего наиболее слабый — психически или физически больной человек, — может оказаться в положении так называемой «паршивой овцы» и тем самым занимать позицию аутсайдера, поскольку он воплощает в себе все негативные, по сути не приемлемые другими членами семьи качества; его считают «слабым», «не умеющим за себя постоять», «пропащим, сумасшедшим, психически больным» и так далее. Уже эти часто употребляемые негативные характеристики психически больного человека показывают, что ими обозначается особая позиция аутсайдера. В таком случае речь здесь часто идет об определенных качествах, присущих семье в целом, от которых она защищается, поскольку не хочет о них знать. Эти качества проецируются на одного из членов семьи, которого потом начинают травить как «паршивую овцу» или «козла отпущения» или загоняют в позицию аутсайдера. Психологическая «выгода» для остальных членов семьи заключается в том, что они внутренне разряжаются, не чувствуют себя сопричастными, пусть даже забота о больном члене семьи — отныне, правда, в отчужденной форме — занимает всех ее членов и держит их в напряжении. При этом бросается в глаза сходство с психоаналитическими представлениями о симптомообразова-нии при невротических заболеваниях.

Таким образом, если в семье на сознательном уровне утверждают, что психически больной член семьи — если оставаться в рамках нашего примера — является «паршивой овцой», человеком, не соответствующим остальным членам семьи, чуждым всем им, то мы должны обсудить и обратную сторону, провести аналитическую работу: мы должны попытаться понять, не является ли больной член семьи выразителем тех или иных граней общей семейной фантазии. Так, например, больной может представлять для других определенную конфликтную структуру и ее решение, которое считается «нездоровым». Одновременно в этой же семье другой родственник может занимать доминирующую, возможно, даже авторитарную позицию, демонстрируя другую форму и другую грань общего семейного конфликта. В таком случае нельзя говорить о том, что семья разобщена и не сплочена — речь идет о различных гранях общего семейного конфликта, о различных выражениях семейной фантазии и прочих общих групповых процессах в семье.

Как в частности показали психоаналитические исследования развития, психические инстанции и психический аппарат, психические особенности и функции человека формируются в раннем детстве под влиянием близких родственников (см. соответствующую статью А. Холдера в т. I). Речь, следовательно, идет не только о созревании влечений, но и о взаимодействии с первыми значимыми людьми, прежде всего с матерью, отцом, братьями и сестрами. При этом ребенок в своем психологическом развитии закономерным образом проходит ряд типичных стадий. Здесь можно придерживаться основной классификации фаз психического развития, которые свойственны каждому человеку и которые оставляют после себя след в его окончательной психической структуре. Само собой разумеется, что определяющую роль играет особая форма отношения к «объектам раннего детства», к ближайшим родственникам.

Мы не можем довольствоваться лишь рассмотрением общеизвестной стороны этого процесса развития, а именно более или менее успешными взаимодействиями индивида с различными партнерами из своего ближайшего окружения. Мы обязаны помнить также о том, что с самого начала речь идет о взаимодействии с групповой структурой: ребенок имеет дело не просто с отдельными людьми из своего окружения — с матерью, отцом, братьями, сестрами, а с чем-то большим.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Смотрите также

Методический инструментарий для учебных занятий по анализу конфликтов и ведению переговоров
Будьте самоучками - не ждите, чтобы вас научила жизнь. Станислав Ежи Лец Особенности психологического экспериментирования, при котором предметом моделирования и изучения является конфликт, состоят ...

Психоанализ в Восточной Европе
Изначально понятие «Восточная Европа» использовалось как чисто географическое наименование. К нему относили местность и государства восточный части Польши, европейскую Россию и Украину, Прибалтику ...

Очерк различных взглядов на природу практического мышления
С момента его появления и на протяжении многих последующих лет термин «практический интеллект» неоднократно менял свое содержание. И это было связано не только с различиями в эмпирическом материал ...