^принимаемого как враждебное и угрожающее, из-за чего в самой семье создается своего рода атмосфера надежного убежища, обеспечивающего защиту от враж-ебного окружения. Б «паранойяльной семье» предпринимается попытка преодолеть вызванное конфликтом сильнейшее внутреннее напряжение с помощью его проекции на внешний мир: «Там нам угрожают злые враги, здесь же, в семье, в своем кругу мы прекрасно друг с другом ладим». Серьезные внутренние противоречия между самими членами семьи благодаря защитным процессам удаляются из сознания, поскольку их осознание вызвало бы сильнейшую тревогу, а при определенных обстоятельствах привело бы к распаду семьи. Разумеется, в семьях существуют и другие, менее явные, формы защиты — здесь можно исходить из того, что в каждой семье имеется характерная семейная фантазия с различными проявлениями, которая большей частью является бессознательной.

Таким образом, под влиянием бессознательных желаний и защитных процессов, общих бессознательных фантазий в семье могут возникать определенные формы поведения, определенные формы отношения к жизненным проблемам и, самое главное, происходить формирование личности воспитывающихся в ней детей. Мы называем эти феномены общими бессознательными семейными фантазиями, объединенными с бессознательными семейными защитными структурами и бессознательно детерминированными формами поведения, в этих семейных фантазиях обнаруживаются те же свойства, которые мы уже перечислили при описании психоаналитической группы. Так, например, кто-нибудь из членов семьи, чаще всего наиболее слабый — психически или физически больной человек, — может оказаться в положении так называемой «паршивой овцы» и тем самым занимать позицию аутсайдера, поскольку он воплощает в себе все негативные, по сути не приемлемые другими членами семьи качества; его считают «слабым», «не умеющим за себя постоять», «пропащим, сумасшедшим, психически больным» и так далее. Уже эти часто употребляемые негативные характеристики психически больного человека показывают, что ими обозначается особая позиция аутсайдера. В таком случае речь здесь часто идет об определенных качествах, присущих семье в целом, от которых она защищается, поскольку не хочет о них знать. Эти качества проецируются на одного из членов семьи, которого потом начинают травить как «паршивую овцу» или «козла отпущения» или загоняют в позицию аутсайдера. Психологическая «выгода» для остальных членов семьи заключается в том, что они внутренне разряжаются, не чувствуют себя сопричастными, пусть даже забота о больном члене семьи — отныне, правда, в отчужденной форме — занимает всех ее членов и держит их в напряжении. При этом бросается в глаза сходство с психоаналитическими представлениями о симптомообразова-нии при невротических заболеваниях.

Таким образом, если в семье на сознательном уровне утверждают, что психически больной член семьи — если оставаться в рамках нашего примера — является «паршивой овцой», человеком, не соответствующим остальным членам семьи, чуждым всем им, то мы должны обсудить и обратную сторону, провести аналитическую работу: мы должны попытаться понять, не является ли больной член семьи выразителем тех или иных граней общей семейной фантазии. Так, например, больной может представлять для других определенную конфликтную структуру и ее решение, которое считается «нездоровым». Одновременно в этой же семье другой родственник может занимать доминирующую, возможно, даже авторитарную позицию, демонстрируя другую форму и другую грань общего семейного конфликта. В таком случае нельзя говорить о том, что семья разобщена и не сплочена — речь идет о различных гранях общего семейного конфликта, о различных выражениях семейной фантазии и прочих общих групповых процессах в семье.

Как в частности показали психоаналитические исследования развития, психические инстанции и психический аппарат, психические особенности и функции человека формируются в раннем детстве под влиянием близких родственников (см. соответствующую статью А. Холдера в т. I). Речь, следовательно, идет не только о созревании влечений, но и о взаимодействии с первыми значимыми людьми, прежде всего с матерью, отцом, братьями и сестрами. При этом ребенок в своем психологическом развитии закономерным образом проходит ряд типичных стадий. Здесь можно придерживаться основной классификации фаз психического развития, которые свойственны каждому человеку и которые оставляют после себя след в его окончательной психической структуре. Само собой разумеется, что определяющую роль играет особая форма отношения к «объектам раннего детства», к ближайшим родственникам.

Мы не можем довольствоваться лишь рассмотрением общеизвестной стороны этого процесса развития, а именно более или менее успешными взаимодействиями индивида с различными партнерами из своего ближайшего окружения. Мы обязаны помнить также о том, что с самого начала речь идет о взаимодействии с групповой структурой: ребенок имеет дело не просто с отдельными людьми из своего окружения — с матерью, отцом, братьями, сестрами, а с чем-то большим.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Смотрите также

Творчество Вильгельма Райха и его последователей
Вне всякого сомнения, Вильгельм Райх — одна из самых неоднозначных фигур в истории психоанализа. Мы обязаны Райху тем, что терапевтическая техника психоанализа стала доступна для систематического ...

Организация рационального питания
Изучение радиационных воздействий на организм человека показывает, насколько опасно влияние радиации. Причем, как показали последние исследования, действия малых доз радиации на человека в большой ...

Психотерапия (поведенческая психотерапия)
Психотерапия - это наука о влиянии слова на психику, а через нее на весь организм человека с целью сохранения и восстановления здоровья. Инструментом влияния является язык врача. Применение психотера ...