Говоря о внутренних объектах, мы одновременно говорим об интернализации конфликтов с внутренними объектами. Ибо у каждого человека — не только у того, кого называют «больным», — таюке интернализируются типичные нарушения и проблемы, которых не удается избежать никому и которые возникают при конфронтации с другими людьми. Это, безусловно, относится и к «групповому интроекту».

Мы можем здесь предположить, что существуют некоторые типичные свойства этого человеческого «группового интроекта», соответствующие характерным фазам развития человека, поскольку все они имеют таюке и групповой аспект. В психоаналитической теории развития описан ряд типичных надындивидуальных фаз, которые можно обнаружить у каждого человека: оральная фаза в раннем младенческом возрасте, анальная фаза, когда устанавливается контроль над функциями выделения и ребенок приучается к опрятности, эдипова фаза, а таюке другие, более поздние фазы развития, через которые проходит каждый человек. Э. X. Эриксон (Erikson 1950) соотнес каждую из этих фаз, получившую свое название в зависимости от преобладающей «эрогенной» зоны тела, со специфическим модусом поведения, обусловленным особой для данной фазы формой объектных отношений (см. статью Э. К. Адамса в т. III). Развивая его идеи, можно предположинь, что по аналогии с индивидуальным развитием существуют определенные групповые фазы, относящиеся ко всей семье. Эти групповые семейные фазы можно было бы, пожалуй, назвать в соответствии с индивидуальными фазами: оральной, анальной и эдиповой. Здесь, однако, мы наталкиваемся на вопрос, который должен быть прояснен в ходе дальнейшего исследования и теоретического осмысления. Тем не менее можно предположить, что специфические фазы индивидуального развития человека дополняются рядом типичных фаз группового развития, типичных групповых семейных ситуаций, которые интернализируются и тем самым образуют специфическую структуру его «группового интроекта».

Здесь существует таюке важная связь с современными психоаналитическими концепциями нарциссизма (см соответствующую статью X. Хензелера в т. I). Опыт психоаналитической групповой терапии показывает, что при перспективе роспуска группы или перед окончанием терапии у членов группы часто возникают страхи смерти и/или увечья, связанные с угрозой распада существовавшего долгое время группового сообщества Предстоящий роспуск группы, разлучение людей, возвращение каждого ее члена к ■"«индивидуальной судьбе» вызывают фантазии о распаде, разрушении, гибели, ощущение катастрофы. Подобные явления, обнарркившиеся в ситуациях клинической групповой терапии, мы склонны объяснять реактивированием нарциссических представлений: по всей видимости, семейным группам и вторичным группам (профессиональным группам дружеским группировкам) присуще чувство нарциссической защищенности. Обладание сохранным «групповым интроеюом» также создает ощущение нарциссической защищенности, «устроенности» в интернализированной группе. Страх лишиться Этой «устроенности», ощущения принадлежности к группе активизируется, когда терапевтическая группа, находящаяся во власти интенсивных фантазий и проецируемых Желаний, чувствует угрозу распада или должна завершить групповые занятия. Поэтому ключительные этапы психоаналитической групповой терапии, как правило, посвящены преодолению нарциссических страхов пере,; роспуском и распадом группы.

Прежде чем подвести черту, для более глубокого понимания вышесказанного следует изложить результаты еще некоторых психоаналитических исследований. Основа Применения психоаналитической теории для понимания групповых структур была заложена Фрейдом в его работе «Массовая психология и анализ Я» (1921). Он таюке Подчеркивал тесную связь психоаналитических данных, относящихся к отдельным пациентам и к групповым структурам, утверждая: «Хотя индивидуальная психология "^следует отдельного человека . лишь в редких случаях, при определенных исключи-£-$йлбных обстоятельствах, она способна отстраниться от отношений этого индивида с другими людьми. В душенной жизни отдельного человека другой человек постоянно выступает в качестве прообраза, объекта, помощника и противника, а потому индивидуальная психология с самого начала является также социальной психологией в этом расширенном, но вполне обоснованном смысле» (XIII, 73). Тем самым Фрейд существенно сглаживает противоречие между индивидуальной психологии и социальной, массовой психологией — мы можем здесь также сказать: групповой психологией. Далее Фрейд говорит: «Отношение отдельного человека к своим родителям, братьям и сестрам, к объекту своей любви . то есть все отношения, которые до сих пор были главным образом предметом психоаналитических исследований, имеют право считаться социальными феноменами . Тем самым в своих ожиданиях мы обращаемся к двум другим возможностям: к тому, что "социальное влечение" не может быть исконным и неразложимым и что истоки его возникновения можно обнаружить в более узком кругу, например в семейном» (XIII, 73—74).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Смотрите также

Психоанализ в Восточной Европе
Изначально понятие «Восточная Европа» использовалось как чисто географическое наименование. К нему относили местность и государства восточный части Польши, европейскую Россию и Украину, Прибалтику ...

Управленческие процессы
Уровень развития информационного пространства начинает самым непосредственным образом влиять на экономику, деловую и общественно-политическую активность, граждан, другие стороны жизни общества. Ин ...

Организация рационального питания
Изучение радиационных воздействий на организм человека показывает, насколько опасно влияние радиации. Причем, как показали последние исследования, действия малых доз радиации на человека в большой ...