Учебная деятельность поликлиники и института в последующие годы разворачивалась все шире; исходя из данных Мюллера-Брауншвейга в отчете за десять лет, складывается следующая картина вначале в преподавательский состав входили Карл Абрахам, Макс Эйтингон, Карен Хорни, Ганс Либерманн (умер 4 апреля 1931 года), Ганс Захс и Эрнст Зиммель. В октябре 1922 года к ним присоединился Карл Мюллер-Браун швей г, в январе 1923 года — уже названный выше Шандор Радо. В это же время начинает читать лекции Феликс Бём, а с января 1925 года Франц Александер. В январе 1926 года Зигфрид Бернфельд, работавший доселе в Вене, взял на себя прежде не решенную задачу проведения занятий для педагогов. Енё Харник из Будапешта и Отто Фенихель из Вены с мая 1926 года начали преподавать в институте. С октября 1928 года к учебной деятельности в институте приступает вернувшийся из Вены Теодор Райк, а с октября 1929 год!; — адвокат Хуго Штауб. Лекции приглашенных профессоров обогащали программу: так, осенью 1922 года выступал Геза Рохейм, осенью 1923 и 1924 годов — Хелен Дойч, осенью 1929-го — Анна Фрейд.

Само собой разумеется, все основные обязанности, в том числе определение курса лекций, в первые годы были возложены на Абрахама, Эйтингона и Зиммеля. В основанный в марте 1923 года преподавательский совет входили Абрахам, Эйтингон, Карен Хорни, Мюллер-Брауншвейг, Захс и Зиммель. В 1924 году в него был включен Радо, в 1927 году — Александер. Краеугольным камнем в здании института стала разработка «Основных принципов преподавательской и учебной деятельности», которые в первой редакции были опубликованы в 1923 году. В связи с задачей определить также и международные принципы психоаналитического образования разработанные в Берлине «Основные принципы» весной 1929 года были заново переработаны.

Уже осенью 1927 года Радо, Александер и Мюллер-Брауншвейг составили план обучения студентов, в соответствии с которым с января 1928 года стали читаться лекции. Через несколько лет, когда старое здание оказалось уже недостаточно вместительным, 30 сентября 1928 года в присутствии Фрейда институт открыл десять новых аудиторий на Вихманнштрассе, 10. В своей речи Эйтингон подчеркнул, что с самого начала ставилась задача увеличивать число терапевтов, Уже тогда Эйтингон на основе имевшегося опыта сумел критически осветить идеи, которые и сегодня составляют суть публичной дискуссии о политике здравоохранения, а именно о распространении компетенции терапевтов на другие профессиональные группы и о принесении качества в жертву количеству. Эйтингон говорил: «Нам было не вполне ясно, повлечет ли за собой расширение круга нашей деятельности новые возможности или даже необходимость изменения нашего технического метода. Да и сам Фрейд указал на это в своем, как всегда, необычайно важном докладе на Будапештском конгрессе, рассуждая о шансах психоаналитической терапии в будущем и имея в виду создание в скором времени психоаналитического института. Однако очень скоро нам стало ясно — и мы были вынуждены признать это в своем первом отчете, — что часто цитировавшееся с тех пор будапештское пророчество Фрейда о том, что "при массовом применении нашей терапии нам придется делать сплав из чистого золота анализа", к психоаналитическим амбулаториям не относится, поскольку у нас нет металла для таких сплавов. Мы не могли надеяться привнести нечто новое в методику; как бы нам ни хотелось решить проблему времени и разработать сокращенные методы терапии, давление ожидающих своей очереди пациентов здесь, при большей публичности амбулатории, ощущалось гораздо сильнее, чем в практике индивидуально практикующего аналитика. Теперь, через восемь лет после первого отчета, на основании накопленного опыта мы должны сделать вывод, что внешне более короткие обходные пути чаще всего дают гарантию лишь одного — гарантию миновать главную цель» (Eitingon 1970,71-72). Позднее, сразу после войны, Харальд Шульц-Хенке категорически заявил, что его целью является соединение теорий Фрейда, Адлера и Юнга, и, как и его нынешние теоретические последователи, он высказался за сокращение терапии до 150 или максимум 200 часов (см. статью Э. Цандер и В. Цандера в т. III).

Страницы: 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Смотрите также

Психотерапия (поведенческая психотерапия)
Психотерапия - это наука о влиянии слова на психику, а через нее на весь организм человека с целью сохранения и восстановления здоровья. Инструментом влияния является язык врача. Применение психотера ...

Очерк теории практического мышления
Мышление едино, но имеет различные виды и формы [123]. Некоторые из них изучены лучше, детальнее, например, теоретическое мышление, мышление академическое, мышление в лабораторных условиях. Это об ...

Методический инструментарий для учебных занятий по анализу конфликтов и ведению переговоров
Будьте самоучками - не ждите, чтобы вас научила жизнь. Станислав Ежи Лец Особенности психологического экспериментирования, при котором предметом моделирования и изучения является конфликт, состоят ...