Некоторые другие члены кружка — а именно чета Аингенсов ? — также подверглись преследованиям со стороны гестапо, другие смогли пробыть в Вене лишь недолгое время; позже к кружку присоединились новые члены. Словом, работа продвигалась в тяжелейших условиях.

Уже в марте 1938 года руководитель Немецкого института психологических исследований и психотерапии профессор Матиас Г. Геринг объявил о создании «Венской рабочей группы» под руководством доктора Генриха фон Когерера, работавшего в то время в психиатрической клинике университета Тот прибыл в апреле в Вену и предложил перевести практиковавших там психиатров-арийцев в Берлин, а также подготовить нескольких венских врачей. Геринг стремился также включить Венский психоаналитический институт и издательство в возглавляемый им институт. В мае

1938 года он потребовал, чтобы Айххорн вошел в рабочую группу. Когерер его принял, но тут же дал понять, что вовсе не заинтересован в сотрудничестве с Айххорном. Когерер и другие безупречные по тогдашним понятиям психотерапевты (как позднее Йекелиус ), к счастью, не очень интересовались терапевтами, вышедшими из школы глубинной психологии: они занимались психотерапией, которую сегодня в лучшем случае можно было бы отнести к поведенческой терапии, прежде всего к гипнозу. Когерер к тому же поступил на военную службу и на долгое время уехал из Вены. Для Айххорна, который не был врачом, ситуация осложнялась еще и тем, что для прикрытия своей терапевтической деятельности ему требовался врач-специалист. В этом отношении ему помогали Карл Новотны (ученик Адлера ), а затем таюке Альфред Принц Ауэршперг .

Айххорн сумел найти modus vivendi с Герингом и мог даже, используя свои знания, организовывать курсы и семинары, якобы представляя Когерера; в 1939/1940 учебном году он прочел перед пятью студентами курс по педагогическому консультированию. С 1939 года он вновь получил право заниматься «учебной практикой», а с 1942 года проводил регулярные семинары — официально в рамках «венской рабочей группы» «рейхсинститута», но по содержанию не совсем в духе тамошних требований.

В июне 1944 доктор Виктор Э. фон Гебзаттель как заместитель все еще находившегося на фронте профессора фон Когерера взял на себя руководство венской рабочей группой. Он приехал в сопровождении нескольких друзей и пациентов из Берлина, где воздушные налеты все более затрудняли работу. В центре Вены он открыл институт в качестве филиала «рейхсинститута». Невозможно сейчас установить, насколько за фактом назначения фон Гебзаттеля стояло желание руководства «рейхсинститута» усилить надзор за деятельностью института в Вене: фон Гебзаттель был, несомненно, настроен отнюдь не позитивно по отношению к тогдашним властям, но, с другой стороны, к психоаналитической группе его тоже нельзя причислить. Несмотря на некоторое содействие и совместные мероприятия, контакты оставались крайне сдержанными и осторожными. Вскоре, однако, Айххорну тоже пришлось покинуть Вену, поскольку его квартира была разрушена во время бомбежки. В последние дни войны из Вены уехал и фон Гебзаттель со своими друзьями. Нам так и не довелось вступить с ним в серьезные теоретические дискуссии.

По окончании войны возник вопрос как быть дальше? Айххорн оставался еще в Франкенфельсе, другие члены кружка были вдали от Вены или находились в Вене в плену. Политическое будущее в целом казалось неясным, оставалась вероятность того, что Австрия отойдет к восточному блоку. На первых неформальных переговорах, которые частично проходили в саду Института истории медицины на Верингерштрассе, обсуждался вопрос, возможно ли установить тесные рабочие связи с теми коллегами, которые не относились к числу психоаналитиков. Желанию не возобновлять более бурную полемику военного времени и развивать совместную работу противостояло стремление как можно скорее вступить в контакты с международными объединениями.

С оккупацией Вены силами трех союзных держав, с возвращением Айххорна и наступившим в политической области спокойствием появилась возможность принять решение. При этом, несомненно, играло роль и то обстоятельство, что в Вене никогда не существовало единого института, такого, как в Берлине. В сентябре 1945 года на основе закона о реорганизации объединений (от 31 июля 1945 года) удалось подать заявление о возобновлении деятельности Венского психоаналитического объединения. Постановлением от 1 декабря 1945 года роспуск Венского психоаналитического объединения был объявлен недействительным, и 16 февраля 1946 года было создано временное правление. В организационном комитете, во временном правлении и, наконец, в президиуме, избранном на первом общем собрании, в разном порядке фигурируют имена Аугуста Айххорна, Альфреда Винтерштейна, Ганса Ауфрайтера ,

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Смотрите также

Мышление профессионала-практика
Второй этап в развитии взглядов на практическое мышление был подготовлен бурным развитием психологии труда, изучением профессий, разработкой методов оптимизации трудовой деятельности. Тщательное и ...

Проблемная ситуация и процесс практического мышления
Сегодня общепризнанным стал тезис С.Л. Рубинштейна о том, что мышление едино, что его различные виды (например, практическое и теоретическое мышление) имеют общую природу, подчиняются одним и тем ...

Психоаналитическая теория депрессии
В начале нашего столетия психоаналитики в ходе лечения больных стали собирать эмпирический материал относительно депрессии и на его основе создавать теорию (Abraham 1912, Freud 1917), получившую в ...