Политическая нестабильность в стране до провозглашения Австрийского государства в 1955 году неблагоприятно отражалась на деятельности объединения. Психоаналитики не желали возвращаться в Вену; помимо фляйшманна и Йокля, нас покинули еще восемь аналитиков, получивших образование или практиковавших в Вене и переселившихся затем в другие страны. Лишь в лице Эриха Хайльбруна в конце 1950 года в Вене появился опытный психоаналитик, внесший существенный вклад в научную и педагогическую деятельность объединения. Позднее (вместе с Солмсом) он организовал группы тренинга для тех, кто решил продолжать свое обучение.

Пожалуй, здесь будет уместно сделать несколько замечаний относительно роли политики в развитии Венского психоаналитического объединения.

В период с 1938 по 1945 отношение членов кружка Аугуста Айххорна к господствовавшему режиму было отрицательным — у всех в разной степени и по разным мировоззренческим причинам. Этой позиции придерживались и новички, присоединявшиеся к кружку. Возникали дискуссии о вынужденном подчинении или необходимости сопротивления и готовности к политической активности. Деятельность членов кружка или кандидатов в политических группах сопротивления, необходимость соблюдения секретности, вероятность уничтожения психоаналитической группы в целом, если бы кто-нибудь подвергся репрессиям за свою деятельность — все это влекло за собой конфликты и споры о лояльности, в результате которых лишь с трудом находилось приемлемое для всех решение. В связи с событиями 20 июля 1944 над группой нависла уже прямая угроза.

И все же опасность извне и общая деятельность, по меньшей мере не приветствуемая официально, без сомнения, благотворно влияли на личные отношения в группе. Однако ситуация оказалась не столь благоприятной для учебного анализа. Легко понять, что аналитическое изучение мотивации политических установок у более молодых аналитиков стало возможным лишь после окончания войны, когда внешняя обстановка несколько разрядилась.

Однако вначале мы стояли перед другими проблемами; до подлинной разрядки еще было далеко. Мы оказались перед вопросом: что нам делать, если Австрия пойдет по тому же пути, что и Восточная Германия? В подобной ситуации позиция членов объединения оказалась бы неоднозначной, вновь возникли бы проблемы лояльности, только уже другого рода. У некоторых членов нашей группы были традиционные и даже сентиментальные политические привязанности, относившиеся к периоду оккупации, которые теперь нужно было переосмыслить. Это был долгий процесс. История, к счастью, предоставила нам достаточно времени, и этот процесс окончательно завершился с венгерскими событиями 1956 года. Внешняя угроза была к тому времени более или менее устранена с провозглашением в 1955 году Австрийского государства.

С другой стороны, отношения венских психоаналитиков к политике невозможно понять без учета ситуации перед 1934 годом, началом оккупации. Упрощая, можно сказать, что политическую жизнь Вены формировали три основные партии, которые влияли также и на университетскую жизнь: социал-демократы, христианские социалисты и «национальные» группы. По разным причинам многие психоаналитики сочувствовали социал-демократам, однако у руководителей социал-демократической партии в Вене существовали тесные контакты с Альфредом Адлером и его школой индивидуальной психологии. В те времена это являлось веской причиной, чтобы критически относиться к аналитикам. Также и после войны, когда завершилось всеобщее братание тех, кто дожил до 1945 года, иной p;i3 давали о себе знать традиции того времени.

Не нужно говорить, что отношения учеников Фрейда, автора «Будущего одной иллюзии» (1927), с представителями церкви и, следовательно, с христианскими социалистами не были особенно теплыми. Также и после войны церковные круги проявляли интерес только к тем психотерапевтическим школам, которые явно дистанцировались от психоанализа. И лишь постепенно, в связи с духовными переменами внутри страны и особенно за рубежом, эти отношения стали меняться.

Что касается «национальных» групп в университетах и среди преподавательского состава, то между ними и аналитиками едва ли существовали какие-либо отношения. После 1945 года в отдельных случаях возникали контакты с людьми, которые после событий последних лет склонялись к кардинальному пересмотру своих позиций; однако речь здесь все же шла только об исключениях. Нам казалось совершенно естественным держаться подальше от тех, кто поддерживал режим во времена национал-социализма.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Смотрите также

Фрейдовские соратники
Наряду с очерками о личности и творчестве Фрейда мы решили рассказать также о двух, пожалуй, наиболее выдающихся фрейдовских учениках: Карле Абрахаме и Шандоре Ференци. Невозможно даже просто сос ...

Психоаналитическая теория депрессии
В начале нашего столетия психоаналитики в ходе лечения больных стали собирать эмпирический материал относительно депрессии и на его основе создавать теорию (Abraham 1912, Freud 1917), получившую в ...

Проблемная ситуация и процесс практического мышления
Сегодня общепризнанным стал тезис С.Л. Рубинштейна о том, что мышление едино, что его различные виды (например, практическое и теоретическое мышление) имеют общую природу, подчиняются одним и тем ...