Хотя Пфистер считал себя в первую очередь теологом и пастором, он не отказывался и от терапевтической практики. Здесь трудно судить об этой стороне его деятельности, но нужно сказать, что его аналитическая техника восходила к «временам основания» психоанализа и что он почти не владел разработанным позднее методом дифференцированного анализа сопротивления и переноса. Он был склонен к кратким терапевтическим вмешательствам, которые Фрейд, как уже отмечалось, отнюдь не приветствовал. Тем не менее Пфистер, несомненно, был готов и к более продолжительному анализу, где требовались эмпатия и умение интерпретировать, о чем можно судить, по крайней мере, по одному из описанных им случаев (там же, 118). В теоретической области Пфистер давал немало поводов для дружеских упреков. Например, Фрейд писал, что его огорчает незначительный результат попытки просветить Пфистера в вопросах сексуальной теории (там же, 65).

Пфистер был человеком вдохновенным и обладал бойким пером Число его публикаций, к которым относится целый ряд книг, превышает 270. Это изобилие публикаций беспокоило порой и его самого. «Не следует ли мне несколько притормозить?» — спросил он как-то раз Фрейда, но тот полагал, что Пфистер не должен останавливаться: «Вы сами знаете, как часто надо повторять истину» (там же, 94).

Здесь мы можем упомянуть лишь малую толику из богатого наследия Пфистера. В 1910 году вышла книга о Людвиге фон Цинцендорфе; этот материал, по-видимому, был хорошо знаком Пфистеру, поскольку после безвременной смерти его отца мать вместе с ним долгое время жила среди пиетистов. Эти ранние впечатления, наверное, и побудили его в дальнейшем написать патографическую работу о Цинцендорфе. Книга даже сегодня оставляет глубокое впечатление, но все же она относится к ранней эпохе психоанализа, исполнена воодушевлением от нового, неожиданного понимания природы человека и пока еще лишена предчувствия новых возможностей психоаналитической историографии и биографики. Значительно позже Пфистер занялся родственной темой — психоаналитическим истолкованием роли Кальвина в женевских процессах ведьм (Pfister 1947).

Ранняя работа Пфистера о психоаналитическом методе (Pfister 1913) представляет ныне лишь исторический интерес; позднее он сам отверг ее как устаревшую. Гораздо большую ценность имеет его главный педагогический труд, посвященный детской любви (Pfister 1922). Эта книга предоставила родителям и воспитателям возможность глубинно-психологического понимания психической жизни ребенка и в то же время привела к созданию психоаналитической педагогики, которую в дальнейшем развивал Ганс Цуллигер. Пфистер никогда не оставался в стороне от современных проблем и отстаивал психоанализ в полемике с А. Э. Хохе и К. Ясперсом.

Христианские убеждения Пфистера постоянно вызывали дружеские споры с Фрейдом, причем и тот и другой так ни в чем и не отказались от своих позиций. На книгу Фрейда «Будущее одной иллюзии» (Freud 1927) Пфистер откликнулся работой «Иллюзия одного будущего» (Pfister 1928). Однако главным трудом Пфистера, его основным вкладом в психоанализ является книга «Христианство и страх» (Pfister 1944). В предисловии, в котором Пфистер много говорит о себе, он признается: «Данная книга возникла из борьбы с тяготами жизни, в которые вовлекает меня моя профессия». Однако теологи не могут дать удовлетворительного ответа «на проблемы глубочайшей тоски, мучительной нужды и сияющей надежды». Психоанализ навел его на мысль о том, что освобождение религии от невротических элементов в принципе должно походить на избавление больного от невротических симптомов, то есть через возрождение любви и ее возвышение до жизненной доминанты. С психоаналитической точки зрения это, конечно, спорно. Тезис Пфистера о том, что «милосердный, даже не обращаясь к Христу, одним своим милосердием достигнет вечного спасения» (Pfister 1948/49, 596), вызвал теологические дискуссии. В данном случае речь шла не о теории страха или о психоаналитической науке в узком смысле, а об очищении христианского учения (Bonhoeffer in: Pfister-Festschrift 1973,435).

Страницы: 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Смотрите также

Фрейдовские соратники
Наряду с очерками о личности и творчестве Фрейда мы решили рассказать также о двух, пожалуй, наиболее выдающихся фрейдовских учениках: Карле Абрахаме и Шандоре Ференци. Невозможно даже просто сос ...

Учетная политика
Под учетной политикой хозяйствующего субъекта в соответствии с ПБУ 1/98 "Учетная политика предприятия" понимается принятая ею совокупность способов ведения бухгалтерского учета первичного ...

Психоанализ в Восточной Европе
Изначально понятие «Восточная Европа» использовалось как чисто географическое наименование. К нему относили местность и государства восточный части Польши, европейскую Россию и Украину, Прибалтику ...