Мейер, Хох и Принс никогда не стали «настоящими» фрейдианцами. Патнем стремился уклониться от диктата «не признающего абсолютных ценностей» фрейдовского психоанализа. Принс и Мейер разрабатывали собственное психодинамическое учение и сохраняли к Фрейду эклектическое и скептическое отношение. Тем не менее эти ведущие психотерапевты в качестве руководителей клиник и издателей медицинских журналов, а также в своей преподавательской деятельности и в публикациях оказывали поддержку психоанализу.

Мейер и Хох, оба по происхождению швейцарцы, занимали ключевые позиции. Мейер примерно с 1905 года несколько лет возглавлял Институт патологии Нью-Йоркского государственного госпиталя на острове У орда, а затем (в 1912 году) стал директором Клиники Фиппса при больнице имени Джона Хопкинса в Балтиморе. Хох с 1910 года являлся преемником Мейера на острове У орда.

Мейер и Хох с 1905 года все чаще на своих семинарах и в публикациях ссылались на Фрейда, поскольку им казалось, что его работы, как, впрочем, и труды Юнга и Блейлера, открывают новые возможности психотерапии психозов. Психодинамический подход Фрейда соответствовал уже существовавшей тенденции к «динамической психиатрии», разрабатывавшейся Мейером, Хохом и другими учеными.

Второй центр интереса к психоанализу Фрейда возник в Бостоне. Там работали Принс и Патнем. Принс в 1906 году основал «Журнал аномальной психологии» — печатный орган для публикаций статей по психотерапии. Сидис, один из главных представителей суггестивной терапии, в первом же номере «Журнала аномальной психологии» представил рецензию на «Психопатологию обыденной жизни» Фрейда. В других медицинских журналах также все чаще встречались ссылки на труды Фрейда.

В том же номере «Журнала аномальной психологии» Патнем сообщил о фрейдовском методе лечения истерии. Он считал метод Фрейда одной из многочисленных форм психотерапии, в которых с помощью суггестии «старые» ассоциации заменяются «новыми». Тогда еще крайне скептически относясь к Фрейду, Патнем полагал, что при лечении истерических расстройств нет необходимости погружаться в «омерзительные детали» сексуальной этиологии заболевания. Патнем ставил Фрейда в один ряд с Жане и представителями весьма популярных в то время движений религиозного пробуждения. В то время Бостон был центром религиозной неврачебной терапии (ее примерами могут служить «Христианская наука», а также движение Эммануила, чем-то напоминавшее движение Билли Грэма в 50-е годы). Традиционные медики были весьма озабочены деятельностью «целителей и вероучителей», поскольку те достигали невероятного успеха.

В 1908 году к числу заинтересовавшихся психоанализом врачей присоединился Абрахам Арден Брилл (1874—1948), впоследствии ставший вождем американского психоанализа.

В возрасте четырнадцати лет Брилл самостоятельно переехал из Австро-Венгрии в Нью-Йорк. В 1904 году он завершил свое медицинское образование, испытал влияние идей Мейера и Хоха и в 1907 году отправился для прохождения обязательного в то время для американских врачей дополнительного обучения в Европу. Состояние европейской медицины вызвало у Брилла разочарование и он обратился за советом к американскому врачу Петерсону, незадолго до этого опубликовавшему статью в соавторстве с Юнгом. Петерсон рекомендовал Бриллу переехать в Цюрих для работы в Бургхёльцли. Брилл последовал совету Петерсона. Как раз в это время освободилось место ассистента, которое занимал Карл Абрахам, и Брилл получил эту должность. Это дало ему возможность через посредство Юнга познакомиться с психоанализом Фрейда. В Цюрихе Брилл встретился также с Эрнестом Джонсом, вместе с ним отправился в Зальцбург на Первый психоаналитический конгресс (1908), приобрел права на перевод трудов Фрейда, а в 1908 году вернулся в Нью-Йорк и начал психоаналитическую практику.

В годы перед Первой мировой войной Брилл являлся единственным «ортодоксальным» психоаналитиком в США. Именно ему нью-йоркские психоаналитики обязаны той мерой ортодоксии (хотя и весьма незначительной по сравнению, например, с Веной), которая все же распространилась в их кругу. Ортодоксия Брилла объясняется прежде всего тем, что как «иностранец по рождению» он оказался ближе к Фрейду, чем коренные американцы, которые не видели никаких причин проявлять лояльность по отношению к Фрейду, не понимали европейскую «клановость», почитание Мастера и, наоборот, гордились тем, что не чувствовали себя связанными ни с какой школой и ни с каким авторитетом. Эта позиция, присущая большинству первых американских психоаналитиков, позднее привела к разногласиям среди американских аналитиков, а также между американскими и европейскими психоаналитическими объединениями.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Смотрите также

Творчество Вильгельма Райха и его последователей
Вне всякого сомнения, Вильгельм Райх — одна из самых неоднозначных фигур в истории психоанализа. Мы обязаны Райху тем, что терапевтическая техника психоанализа стала доступна для систематического ...

Психоаналитическая концепция мазохизма со времен Фрейда: превращение и идентичность
Проблема мазохизма, рассматриваемая с позиции психоаналитической теории, излагается в данной статье в двух разделах. Вначале будет представлена фрейдовская концепция, разработанная в рамках первой ...

Фрейдовские соратники
Наряду с очерками о личности и творчестве Фрейда мы решили рассказать также о двух, пожалуй, наиболее выдающихся фрейдовских учениках: Карле Абрахаме и Шандоре Ференци. Невозможно даже просто сос ...