Психология Я, разработанная Гартманном и Рапапортом, отличалась от «психологии Оно» и «психологии влечений» тем, что придавала Я и реальности большее значение в психическом развитии и детерминации поведения. В ней рассматривались детерминанты поведения, далекие или свободные от влечений, и подчеркивалось, что психические процессы наряду с функцией защиты могут иметь также функции контроля или адаптации. Тем самым психология Я противостояла редукционизму, сводившему все к влечениям, а также односторонней интерпретации поведения в терминах защиты.

После 1960 года появилось лишь несколько всеобъемлющих теоретических работ по психологии Я (например, Gill 1963, Arlow, Brenner 1964, Schur 1966). Их уже ожидал критический прием. Возражения вызывала прежде всего общая теория и ме-тапсихология, особенно экономический подход, то есть описание психических феноменов в понятиях «психической энергии», которыми неизменно пользовались представители созданной Гартманном и Рапапортом психологии Я.

Их противники ссылались на открытия нейрофизиологии, этологии и психологии, которые не согласовывались с основными положениями психоаналитической теории влечений, Я и психического развития. Метапсихологические предпосылки отвергались как анахроничные, механистические, биологические и т.д. (см., например, Holt 1965). Другие критики считали общетеоретические устремления психологии Я бесперспективными и раскрывали расхождения между метапсихологическими гипотезами и клиническими данными (см. например, Schafer 1968, Klein 1973).

Эти дебаты долгое время не затрагивали клиническую психологию Я, в центре внимания которой находились другие идеи и дискуссии.

В 50-е годы такие представители психологии Я, как Бибринг, Эйсслер, Гилл, Ги-тельсон, Рэнджелл и др., полемизировали с «диссидентами», которые модифицировали психоаналитическую теорию и пользовались «манипулятивными» терапевтическими техниками. Некоторые аналитики отстаивали при этом крайние позиции, отвергая любое изменение психоаналитического «сеттинга» и тем самым таюке психоаналитическое лечение неклассических расстройств.

Другие, как, например, Бак, Быховски, Джиовачини, Гринсон, Гринэйкр, Якобсон, Найт, Малер, А. Райх и Сокаридес, в 1950—1960 годы благодаря более гибкой терапевтической позиции разработали подход к так называемым нарушениям Я, то есть к пограничным расстройствам, перверсиям и психозам (см., например, Bдk 1953, Jacobson 1954, Б. Reich 1953, Rangell 1955).

Новые клинические подходы к развитию Я, идентичности, идентификаций, Я-идеала и т.д., возникшие во многом под влиянием идей Гартманна, изменили представление о классических неврозах (истерии, неврозе навязчивости, фобиях, депрессии), женской сексуальности , латентном и подростковом периоде, а также понятия отыгрывания, регрессии, переноса, контрпереноса и сопротивления. В многочисленных публикациях картины болезни, фазы развития и т.д., описывавшиеся прежде с позиций психологии влечений, стали рассматриваться теперь в аспекте психологии Я.

С начала 60-х годов стало ясно, что согласовать клиническую психологию Я с психоаналитической теорией, центрированной на влечениях, невозможно. Дискуссии о теории Я оживлялись также полемикой с теорией объектных отношений британской школы. Например, Фэйрбэйрн и Балинт (как и американские теоретики интерперсональных отношений) придавали объектным отношениям и объектной направленности либидо большее значение для психического развития и возникновения психических расстройств, чем влечениям (см., например, Zetzel 1955, Ritvo 1962).

Одновременно в клинической психологии Я начались дискуссии о нарциссизме, которые продолжаются до сих пор. Они были инициированы Эйдельбергом, Мюр-реем, Канцером, Пирсом и Зингером (см., например, Bing, Marburg 1962). Примерно с 1968 года полемика ведется в основном между Кернбергом и Кохутом. Первый подчеркивает защитный характер нарциссизма и пытается включить его в качестве патологической формы объектных отношений в ориентированную на влечения психоаналитическую теорию (см., например, Kernberg 1975), второй делает акцент на адаптационной функции нарциссизма и рассматривает его как особую группу феноменов, не сводимую к проявлениям влечений или объектным отношениям (см., например, Kohut 1971).

Страницы: 26 27 28 29 30 31 32

Смотрите также

Последователи Фрейда
...

Проблемная ситуация и процесс практического мышления
Сегодня общепризнанным стал тезис С.Л. Рубинштейна о том, что мышление едино, что его различные виды (например, практическое и теоретическое мышление) имеют общую природу, подчиняются одним и тем ...

Мышление профессионала-практика
Второй этап в развитии взглядов на практическое мышление был подготовлен бурным развитием психологии труда, изучением профессий, разработкой методов оптимизации трудовой деятельности. Тщательное и ...