В 1967 году было основано первое в своем роде Шведское студенческое общество. Его цель состояла в том, чтобы облегчить процесс общения между кандидатами, причем не только с точки зрения административно-технических требований об-пгества, но и в отношении профессиональных вопросов; кроме того, студенческое общество следует расценивать как реакцию на снисходительную позицию, которая иногда ощущалась по отношению к молодежи со стороны некоторых старейших членов Шведского психоаналитического общества. Студенческое движение имеет собственное управление, осуществляет собственные программы и проводит собрания, а его представители участвуют в планировании учебных занятий. Постепенно оно превратилось в инструмент, одинаково ценный для студентов и психоаналитического общества.

Наряду с постоянным улучшением возможностей для обучения в последние годы расширяются научные программы и сфера интересов общества. Международный обмен стал более естественным, и значительная часть нынешних членов общества некоторое время провела за границей, чтобы накопить клинический и профессиональный опыт. Торстен Сьёвалл два года работал в Бостоне у Греты Бибринг и Феликса Дойча. Клас Гюттлер в начале 40-х годов в течение четырех лет практиковался в Хэм-пстедской клинике в Лондоне. Бёрье Лёфгрен, который во время проведения XXIII Международного психоаналитического конгресса в Стокгольме был президентом общества, в конце 50-х работал в Центре Остина-Риггса в Стокбридже (Массачусетс) под руководством Роберта Найта, Давида Рапапорта и Эрика Эриксона. В дальнейшем он вновь отправился в Америку. Имре Чесёди, покинувший в 1956 году Венгрию, в 60-е годы также работал в США.

Число гостей из-за границы, начиная с визита Джона Боулби в 1949 году и заканчивая визитом Альфреда Лоренцера в 1975, постоянно росло. Среди прочих именитых гостей общества в Швецию приезжали Роберт Бак, Микаэл и Энид Балинты, Бруно Беттельгейм, Э. К. Ф. Фрейлинг-Схрейдер, Паула Хайманн, Илзе Хеллман, Жанна Лампль-де Гроот, Барбара Лантос, Питер ван дер Леув, Маргарет Малер, Давид Рапапорт, Хорст Эберхард Рихтер, Джозеф Сандлер и Гельмут Томе. Выбор гостей отражает определенную степень научного интереса членов общества, поэтому здесь, пожалуй, будет уместно дать краткий обзор исследовательских работ и публикаций его наиболее влиятельных и старейших членов.

Центральной фигурой в шведском психоаналитическом движении с начала 30-х годов являлся Нильс Хаак, обучавшийся анализу у Альфхильд Тамм, а затем у Иекельса. Ему выпала задача описать историю психоаналитического движения в Швеции, и он занимался этим с предельной тщательностью и самоотдачей. Кроме того, он проявлял интерес к феномену психотерапевтического лечения, известному под названием перенос и контрперенос. Этой теме он посвятил статью, опубликованную в 1957 году. Особое внимание в ней уделялось феномену — как он его назвал — «неприкрытого переноса». Под этим он понимал бессознательные реакции переноса, которые проявляются в повседневном контакте между анализандом и аналитиком; например, наличие переноса может выдать уже первый телефонный разговор. Хаак упоминает также проблемы, возникающие у аналитика из-за направленных на него магических требований и ожиданий; они тесно связаны с проекции «на аналитика архаического образа всемогущего родителя».

Среди членов общества наибольшее число публикаций принадлежит Лайошу Шекели. Отдавая должное традиционному исследованию и экспериментальной науке, с одной стороны, и проявляя склонность к клиническому подходу — с другой, он долгие годы интересовался изучением продуктивного и креативного .мышления. Описанию этих процессов он посвятил ряд статей, которые будут рассмотрены ниже.

Отправной точкой его исследований являлось завершение процесса решения проблемы — «эврика». Прежде всего его интересовал здесь этап, который он назвал «творческой паузой»; его «материалом» вначале были испытуемые, которых он наблюдал в конкретных экспериментальных ситуациях, а затем и его анализанды. Момент осознания, «ara-переживание», был перенесен «на аналитическую кушетку» и приравнен к внезапному принятию психоаналитического толкования. Испытуемые и пациенты играли для Шекели роль Архимеда. Но вместо того, чтобы вызывать саму «эврику», он упрямо и методично продирался через дебри неизвестного и прослеживал творческие процессы, скрывающиеся за креативностью и научными открытиями. В ранних своих публикациях Шекели исследовал творческие процессы главным образом в рамках гештадьт-теории, но и в тех экспериментальных исследованиях уже проявлялся его зарождающийся интерес к психоанализу.

Страницы: 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Смотрите также

Управленческие процессы
Уровень развития информационного пространства начинает самым непосредственным образом влиять на экономику, деловую и общественно-политическую активность, граждан, другие стороны жизни общества. Ин ...

Организация рационального питания
Изучение радиационных воздействий на организм человека показывает, насколько опасно влияние радиации. Причем, как показали последние исследования, действия малых доз радиации на человека в большой ...

Фрейдовские соратники
Наряду с очерками о личности и творчестве Фрейда мы решили рассказать также о двух, пожалуй, наиболее выдающихся фрейдовских учениках: Карле Абрахаме и Шандоре Ференци. Невозможно даже просто сос ...