Воспоминания, проработка усиливают аналитический процесс; прямым следствием этого является динамическое и экономическое перераспределение агрессивной и либидинозной энергии.

Согласно П. Люке, функциональная реальность аналитика предоставляет объект для интроекций, замещающих Я-идеал. Однако эта возможность обеспечить самого себя соперничает с иждивенческим желанием переложить заботу о себе на объект.

В работе «Идентификации аналитика» Катрин Пара (Parat 1961) оставляет область, которую, собственно, можно охватить понятием «контрпереноса», чтобы прояснить процессы, происходящие у аналитика: временную идентификацию, свободную и устранимую идентификацию и другие процессы, осознаваемые благодаря различным инсайтам. Такую идентификацию она считает разновидностью пассивной интроекций, удовлетворительной для аналитика, поскольку она соответствует удовольствию от регрессивных установок и радости от либидинозного освобождения. Она делает вывод: «На мой взгляд, необходимо, чтобы аналитик был одновременно и аналитиком и анализандом».

Р. Баранд в «Поисках аналитического процесса» (Barande 1969) также подчеркивает, что этот процесс и для пациента, и для аналитика каждый раз является новым, а потому нельзя говорить об использовании теоретических знаний по аналогии с научным исследованием.

Организующей силой аналитического процесса является основное правило свободных ассоциаций, поскольку оно не заявляется аналитиком в качестве условия лечения, а заново открывается пациентом: динамика процесса зависит как раз от поступательного преодоления препятствий при ассоциировании, с которыми сталкивается анализанд.

К. Стейн в работе «Воображаемый ребенок» (Stein 1971) излагает оригинальную концепцию аналитического процесса. Он объединяет свои зарисовки с ходом собственного самоанализа, а потому его сочинение является и вспомогательным средством, и отображением самоанализа одновременно. Первоначальный замысел этой работы возник в связи с неудовлетворенностью результатами дискуссии по поводу подготовки аналитиков. По мнению Стейна, о психоанализе там не было и речи. Не уместно ли прежде, чем делать предписания о том, каким, вероятно, должно быть обучение, разобраться для себя в действенности вербальной коммуникации аналитика во время сеанса?

Объяснение этой по большей части интуитивной способности требует, по существу, анализа переноса и объяснения того, каким образом воздействует интерпретация. При этом аналитическое пространство рассматривается как пространство, где происходит двоякого рода встреча; оно ракрывается на многочисленных примерах аналитического опыта самого автора.

В работе «Психоанализ в первые годы жизни» Р. Дяткин и Ж. Симон сообщают о своем опыте терапевтической деятельности, который может быть полезен и интересен для тех, кто начинает практиковать в детской клинике. Авторы знакомят нас с практикой, осмысление которой способно в значительной степени изменить теоретические представления аналитиков, поскольку она позволяет лучше представить себе, что такое аналитический процесс, перенос и интерпретация.

Страницы: 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44

Смотрите также

Очерк различных взглядов на природу практического мышления
С момента его появления и на протяжении многих последующих лет термин «практический интеллект» неоднократно менял свое содержание. И это было связано не только с различиями в эмпирическом материал ...

Творчество Вильгельма Райха и его последователей
Вне всякого сомнения, Вильгельм Райх — одна из самых неоднозначных фигур в истории психоанализа. Мы обязаны Райху тем, что терапевтическая техника психоанализа стала доступна для систематического ...

Творчество Мелани Кляйн
Разработав аналитический метод лечения маленьких детей, Мелани Кляйн создала инструмент, позволивший ей проникнуть в глубины психики и сделать новые открытия, относящиеся к раннему развитию челове ...