По сравнению с подавляющим большинством европейских стран в Италии психоанализ возник сравнительно поздно. Итальянское психоаналитическое общество создал

7 июня 1925 года весьма неординарным способом Марко Леви-Бьянчини, психоневролог из Нижней Носеры. Этот человек, еще в 1921 году опрометчиво переименовавший основанный им журнал «Центральный архив неврологии и психиатрии» в «Центральный архив неврологии, психиатрии и психоанализа», поставил своей задачей скорее с усердием, нежели со знанием дела, рекламировать среди коллег психоанализ.

Фактически в это время во всей Италии психоанализом всерьез занимался только один человек — психоневролог Эдуардо Вейсс из Триеста, являвшийся также первым квалифицированным итальянским аналитиком. Уже с 1913 года он входил как в Венское, так и в Международное психоаналитическое объединение. Разумеется, Леви-Бьянчини попросил Вейсса стать членом правления основанного им общества, а также письменно уведомил Фрейда об основании Итальянского психоаналитического общества.

8 ответном письме Фрейд выразил удовлетворение и даже спросил Леви-Бьянчини, не желает ли он присоединиться к Международному психоаналитическому объединению. К этому времени у Эдуардо Вейсса возникли серьезные опасения. Хотя он и ценил усердие, с которым Леви-Бьянчини публично ратовал за психоанализ, но знал также, о чем говорил позднее, что «сам Леви-Бьянчини не практиковал психоанализ и что при всех благих желаниях ему не доставало глубокого понимания дела» (Weiss 1936). Кроме того, он узнал, что Леви-Бьянчини в послании Фрейду назвал в качестве членов

■ Итальянского психоаналитического общества «своих ассистентов, не имевших ни малейшего представления о психоанализе» (Weiss 1936). Поэтому он сам срочно обратился к Фрейду, с которым регулярно переписывался (см. статью M. Гротьяна «Переписка Фрейда» вт. I), чтобы разъяснить ему все обстоятельства. Фрейд ответил ему с мудрым снисхождением, что сообщения об Итальянском обществе, разумеется, могли бы быть и более благоприятными, однако Общество следует принимать таким, как оно есть. Он подчеркнул, что форма часто опережает содержание и что в настоящий момент будет лучше не разрушать эту форму. Он надеется, что со временем она наполнится содержанием, и это будет заслугой Вейсса. И действительно, в конце концов все вышло так, как предполагал Фрейд.

Как бы то ни было, основанное Леви-Бьянчини Итальянское психоаналитическое общество не стало членом Международного психоаналитического объединения и вообще не проявляло какой-либо активности, а потому, согласно Э. Сервадио (Servadio 1971), «это было объединение, которое существовало лишь номинально и не имело собственной истории». Целых тридцать лет, от момента своего возникновения и до 1931 года, когда Эдуардо Вейсс приехал из Триеста в Рим, психоанализ практически не имел ни малейшего влияния на итальянской сцене.

Подобное отставание, разумеется, не было случайным. Оно явилось следствием огромного сопротивления, которое со всех сторон энергично оказывал психоанализу итальянский духовный мир. Тщательное исследование этого феномена недавно провел М. Давид, французский ученый, занимающийся итальянской культурой (David 1966). На его взгляд, можно установить по меньшей мере четыре различных фактора сопротивления: 1 ) господствующая философская школа (имманентный идеализм, основными представителями которого являлись Бенедетто Кроче и Джован-ни Джентиле; 2) фашизм и связанный с ним антисемитизм; 3) католическая церковь; 4) сопротивление со стороны врачей, справедливо определенное Давидом как «насильственное».

Наряду с этим имелись и другие факторы, замедлившие принятие психоанализа в Италии (например, Первая мировая война) или его развитие (Вторая мировая война, которая вместе с фашизмом и расизмом привела едва родившееся аналитическое движение к застою). Эти факторы играли также определенную роль и в сопротивлении психоанализу: во-первых, в силу особых причин (психоанализ возник во враждебной Австрии, что имело немалое значение в академических кругах сразу после Первой мировой войны, когда Италия была движима сильными националистическими чувствами), во-вторых, по причинам общего характера (например, средний итальянец был пронизан мифическим, но глубоко укоренившимся представлением, что романские народы — прежде всего итальянцы — от природы наделены наивысшим интеллектом, и что этот интеллект является гарантией душевного здоровья).

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Смотрите также

Фрейдовские соратники
Наряду с очерками о личности и творчестве Фрейда мы решили рассказать также о двух, пожалуй, наиболее выдающихся фрейдовских учениках: Карле Абрахаме и Шандоре Ференци. Невозможно даже просто сос ...

Последователи Фрейда
...

Психоаналитическая концепция мазохизма со времен Фрейда: превращение и идентичность
Проблема мазохизма, рассматриваемая с позиции психоаналитической теории, излагается в данной статье в двух разделах. Вначале будет представлена фрейдовская концепция, разработанная в рамках первой ...