Некоторые неудачи воспитания в кибуцах можно приписать неверному истолкованию аналитической теории, например слишком большой уступчивости, и неправильной организации. Так, часть персонала, которым доверили младенцев и маленьких детей, не была подготовлена к этой работе или непригодна по личным качествам. Частая смена нянечек мешала нормальному развитию идентификаций и объектных отношений. Эти недостатки были в дальнейшем исправлены. Много времени было уделено обсуждению возникновения психических расстройств и особенно распространенности специфических психопатологических явлений у детей из кибуцев в сравнении с детьми из других слоев населения. Если, например, у детей из кибуцев в возрасте между тремя с половиной и пятью годами, по-видимому, часто встречается энурез, то трудности, связанные с приемом пищи, редки; кроме того, на более поздней взрослой стадии редко встречаются гомосексуальность и преступность. С другой стороны, требует объяснения также и незаурядная способность молодежи из кибуцев к лидерству в ситуациях борьбы, что стало причиной слишком большого числа жертв во время войны. Бруно Беттельгейм, Эдит Буксбаум и Рихард Карпе участвовали в исследовании воспитания в общинах, результаты которого психоаналитически пытался оценить Шмуэль Наглер. При этом нужно учитывать, что существуют различные направления в воспитании в кибуцах, при этом некоторые из них не избежали влияния политических веяний. Так, в определенный период кибуцы даже отвергали анализ как «буржуазную науку». В дальнейшем они стали предпочитать неофрейдистское направление, которое придавало большее значение социальным факторам, чем интрапсихическим.

Если психоаналитические воззрения нашли отклик и понимание в педагогике, то в медицинской области ситуация поначалу была совершенно противоположной. Врачи долгое время не решались признать возможности анализа. Только некоторые специалисты из старого поколения старались понимать человека как биопсихосоциальное единство и не оспаривали важной роли, которую играют в здоровье и болезни эмоциональные факторы. Анализ и аналитики в значительной мере не принимались медиками всерьез. И только с развитием так называемый психосоматической медицины молодое поколение врачей и особенно психиатров проявило интерес к динамической психологии, благодаря чему пропасть между анализом и медициной несколько уменьшилась. Иностранные коллеги, которые долгое время находились в стране и здесь работали, например Милтон Розенбаум, Георг Мор, Джеймс Манн, Эрик X. Эриксон, Давид Рапапорт и в последнее время Альберт Дж. Солнит, способствовали тому, чтобы вызвать этот переворот.

Официальная позиция университетов, напротив, по сей день является отрицательной. Предмет «психоанализ» не появляется в учебной программе ни медицинских, ни психологических или педагогических факультетов. Еврейский университет Иерусалима, старейший в стране, в течение сорока лет не признавал психоанализа. Лорд Бэлфур в своей речи при освящении Еврейского университета в 1925 году подчеркнул, что Фрейд относится к тем трем людям, которые более всего повлияли на современное мышление. Со своей стороны Фрейд поначалу проявлял интерес к Еврейскому университету и в середине 20-х годов на протяжении двух лет был членом его правления. Восемь лет спустя, в 1933 году, Эйтингон спросил канцлера университета, Иуду Л. Магнеса, «учтена ли и в каком объеме проблема психоанализа в программе развития университета ». Он добровольно послал ему проект психоаналитического учебного плана для врачей и воспитателей. Магнес обратился затем к Фрейду, который в сердечном послании подчеркнул выдающееся значение доктора Эйтингона в международном психоаналитическом движении и указал на его планы работы в Палестине. Фрейд подчеркивал, сколь ценным явилось бы включение психоанализа в учебную программу Еврейского университета, и отметил его значение для гуманитарных наук и медицины. На это Магнес ответил: «Здесь отстаивают взгляд, что было бы преждевременно вводить психоанализ, пока еще не учреждена кафедра психологии». Он спросил мнение Фрейда по этому общему вопросу и заметил, что Курта Левина из Берлина также попросили подумать об этом. Так как был известно, что Левин отвергает психоанализ, Фрейд усмотрел в вопросе Магнеса «слабо завуалированное отвержение психоанализа». Он считал, что если бы этот план осуществился, «Университет Иерусалима стал бы примером, которому последовали бы другие официальные учебные заведения. В таком случае надо подумать о том, чтобы доктор Эйтингон позаботился о психоанализе в Палестине и независимо от университета». Магнес ответил, что письма Фрейда и поданный Эйтингоном материал представлены чрезвычайной комиссии. Он выразил свою «личную надежду, что рекомендации комиссии окажутся благоприятными для введения психоанализа в качестве важного учебного предмета в Еврейском университете». Но в этом направлении так ничего и не было сделано. Правда, на различных медицинских и психологических факультетах университетов наряду с другими направлениями изучают также динамическую психологию и психиатрию, а многие аналитики входят в преподавательский состав; однако официально академический мир Израиля психоанализ так и не признал.

Страницы: 2 3 4 5 6 7 8

Смотрите также

Фрейдовские соратники
Наряду с очерками о личности и творчестве Фрейда мы решили рассказать также о двух, пожалуй, наиболее выдающихся фрейдовских учениках: Карле Абрахаме и Шандоре Ференци. Невозможно даже просто сос ...

Очерк различных взглядов на природу практического мышления
С момента его появления и на протяжении многих последующих лет термин «практический интеллект» неоднократно менял свое содержание. И это было связано не только с различиями в эмпирическом материал ...

Творчество Вильгельма Райха и его последователей
Вне всякого сомнения, Вильгельм Райх — одна из самых неоднозначных фигур в истории психоанализа. Мы обязаны Райху тем, что терапевтическая техника психоанализа стала доступна для систематического ...