На этом конгрессе было решено, что следующий конгресс состоится в 1971 году в Вене. Это решение приобрело особое значение потому, что оно предполагало первую после эмиграции поездку Анны Фрейд на родину, где когда-то к власти пришли национал-социалисты. До сих пор она не отваживалась вступать ни на немецкую, ни на австрийскую землю. Более того, ее антипатия к этим бывшим нацистским государствам была столь велика, что долгое время после войны она не писала и не разговаривала на немецком языке. Хотя позднее она отправила приветственное послание в связи со столь важным событием, как 50-летие Венского психоаналитического объединения и написала предисловие к новому изданию работы своего отца «Десять лет Берлинского психоаналитического института», приуроченному к его 50-летию, она все же не решалась посещать эти страны. Такое поведение, пожауй, являлось следствием ее личного опыта общения с национал-социалистами, когда она эмигрировала из Вены. Она не могла себе представить, что в то время люди могли приветствовать возгласами ликования такого человека, как Гитлер. Сознание этого закрепилось у Анны Фрейд так глубоко, что только в 1971 году она решила вернуться в страну, где не только началась ее собственная психоаналитическая работа но и с которой ее связывали все воспоминания о столь важном для нее человеке, как отец. Ее антипатия к немцам и особенно к Вене была общеизвестна. Об этом свидетельствует и тот факт, что прежде чем принять решение в Риме, вначале спросили у Анны Фрейд, согласна ли она с тем, чтобы Вена была местом очередного конгресса. О ее согласии с таким выбором было специально сообщено членам объединения, чтобы они могли его учесть в своих дискуссиях.

Эти события в Риме свидетельствовали не только об отношении Анны Фрейд к немецкоязычным странам, но и о том влиянии, которое она оказывала на психоаналитическое движение. То, что аналитики считались с ее пожеланиями при выборе места конгресса, показывает, что для членов объединения ее участие было важнее, чем независимые выборы. Если бы Анна Фрейд отвергла Вену, то наверняка конгресс состоялся бы в другом месте.

Таким образом, после 32-летнего отсутствия 25 июля 1971 года Анна Фрейд впервые вернулась в места своей прежней работы. Этот международный конгресс, на котором она сама с научным докладом не выступала, позволил ей снова увидеть свой бывший дом на Берггассе, 19. После реконструкции здесь был создан музей Зигмунда Фрейда, а на период конгресса была организована выставка фотографий, отображавших тогдашнюю жизнь в Вене. После посещения старой квартиры Анна Фрейд предложила реставрировать также другие комнаты и придать выставке постоянный характер. Кроме того, она попросила психоаналитиков своей совместной работой содействовать тому, чтобы дом на Берггассе, 19, как и прежде, был домом для всех психоаналитиков.

Сама Анна Фрейд предоставила в распоряжение музея предметы обстановки приемной своего отца. Однако часть этих предметов по-прежнему находится в Лондоне.

Еще одним символическим актом примирения Анны Фрейд с родиной явилось присвоение ей 26 мая 1972 года медицинским факультетом Венского университета звания почетного доктора.

Таким образом, в возрасте 75 лет Анна Фрейд вернулась туда, где она начала свой путь аналитика. Однако неверно было бы думать, что эмиграция в 1938 году лишила ее творческого потенциала. Главный труд своей жизни, создание Хэмпстедских курсов и клиники детской терапии, она осуществила в изгнании. Двадцатилетие этого учреждения отмечалось в июле 1972 года в Лондоне.

Страницы: 12 13 14 15 16 17 

Смотрите также

Учетная политика
Под учетной политикой хозяйствующего субъекта в соответствии с ПБУ 1/98 "Учетная политика предприятия" понимается принятая ею совокупность способов ведения бухгалтерского учета первичного ...

Мышление профессионала-практика
Второй этап в развитии взглядов на практическое мышление был подготовлен бурным развитием психологии труда, изучением профессий, разработкой методов оптимизации трудовой деятельности. Тщательное и ...

Фрейдовские соратники
Наряду с очерками о личности и творчестве Фрейда мы решили рассказать также о двух, пожалуй, наиболее выдающихся фрейдовских учениках: Карле Абрахаме и Шандоре Ференци. Невозможно даже просто сос ...