В качестве поощрения за сданный в 1911 году экзамен на аттестат зрелости отец Анны согласился на ее поездку в конце 1912 года в Мерано. По всей видимости, Анна провела зиму 1912—1913 года у сестры своего деверя, Мари Ришави, где она смогла отдохнуть и набраться сил.

В сентябре 1912 года Зигмунд Фрейд отправился в Рим и оттуда послал дочери несколько открыток, в которых называл ее своей будущей спутницей. Хотя прошло еще одиннадцать лет, прежде чем отец и дочь совершили совместную поездку в Рим, в \лярте 1913 года, под конец пребывания Анны в Мерано, которое длилось примерно пять месяцев, они отправились на несколько дней в Венецию. Об этой поездке Зигмунд Фрейд писал Оскару Пфистеру: «Я не дождусь пасхальных дней, которые хочу провести с моей маленькой, теперь единственной дочерью в Венеции» (Freud/ Pfisterl963,62).

18 июля 1914 года Анна с разрешения отца отправилась в Англию (Freud/Pfister 1963, 344). Там ее застала Первая мировая война, и все уже опасались, что ей придется там задержаться. С многочисленными приключениями окружным путем через Гибралтар и Геную Анна под защитой австрийского посланника в конце августа вернулась в Вену.

Именно в годы войны Анна стала играть особую роль для своего отца. Собственно, она была единственным человеком, который в это время жил в непосредственном окружении Фрейда. Две другие дочери были замужем — София с Максом Халь-берштадтом жила в Гамбурге, а Матильда еще в 1909 году вышла замуж за Роберта Холличера. Оба сына, Мартин и Эрнст, вскоре отправились на войну.

Год начала войны и два предыдущих оказались решающими для профессионального становления Анны Фрейд. Еще находясь в Мерано после получения аттестата зрелости, она активно стремилась осуществить свое намерение стать учительницей. Она получила частное педагогическое образование и в 1914 году сдала один из положенных экзаменов.

После этого она два года работала учительницей, а в 1917 году, сдав второй экзамен, стала преподавать в народной школе «Коттедж Лицеум». Там она преподавала до 1920 года. Тот факт, что это была частная школа — к тому же школа, которую она посещала сама, — объясняется тогдашними антисемитскими настроениями, из-за которых она, будучи еврейкой, не могла преподавать в общественной школе (личное сообщение Ганса Лобнера, руководителя Общества 3. Фрейда на Берггассе, 5).

Вместе с тем период обучения оказал решающее влияние на последующий выбор ею профессионального направления — детского психоанализа. Этот период жизни явился также этапом подготовки к будущей профессии психоаналитика, дав ей клинический опыт и научив контактировать с людьми.

Ее бывшие ученицы рассказывают, что были в восторге от своего преподавателя. Иногда Анна приносила экспонаты из музея антиквариата своего отца и показывала их детям.

Не только у учеников, но и у жителей дома на Берггассе, 19 Анна Фрейд пользовалась большой любовью, в том числе у всех членов семьи Фрейда.

Очень скоро, несмотря на все увещевания отца, Анна Фрейд начала напряженно работать. Дело в том, что наряду с вышеупомянутым частным обучением профессии учителя в годы Первой мировой войны Анна начала также изучать психоанализ.

Под этим, однако, не следует понимать, что она посещала учебный психоаналитический институт в соответствии с определенным учебным планом и в течение определенного времени, как это происходит сегодня. Психоаналитическое обучение означало тогда выполнение по личной инициативе требований, предъявляемых к такому обучению, которые лишь в 1923 и 1924 годах были четко определены Берлинским и Венским психоаналитическими институтами: «С немногими оставшимися в живых аналитиками моего поколения меня объединяет то, что мы обучались психоанализу в то время, когда официальных учебных институтов еще не существовало. Мы обучались благодаря нашим личным аналитикам, постоянному чтению литературы, нашей собственной никем не контролировавшейся работе с первыми пациентами, а также живому обмену идеями и обсуждению проблем со старшими коллегами и ровесниками» (Writings, Vol. V, 511).

Одно из требований — необходимость практического контакта с людьми — Анна Фрейд выполнила, работая учителем. Второе требование — знание психиатрической симптоматологии — она выполнила благодаря посещению психиатрической клиники Вагнера фон Яурегга. Здесь она прежде всего посещала больничное отделение, где работали Пауль Шильдер и Хайнц Гартманн, которые в дальнейшем стали членами Венского психоаналитического объединения. Эти визиты произвели на Анну Фрейд неизгладимое впечатление: «Все мы зачарованно слушали откровения пациентов, их сны, их бредовые представления, их фантастические системы .» (там же, 512). Поскольку Анна Фрейд в связи с этим также указывает, что имела возможность наблюдать за тем, как Вагнер фон Яурегг лечил при помощи пиротерапии больных прогрессивным параличом, можно утверждать, что ее визиты в клинику начались в 1917 году. В общей сложности она посещала клинику в течение двух лет; сама она указывает период между 1915 и 1918 годами. Разрешение на это ей дал лично Вагнер фон Яурегг. Оно выглядит вполне понятным, поскольку Зигмунд Фрейд после присвоения ему в 1902 году звания экстраординарного профессора читал здесь лекции и поэтому находился в определенных отношениях с Вагнером фон Яуреггом, хотя тот и был ярым противником психоанализа.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Смотрите также

Мышление профессионала-практика
Второй этап в развитии взглядов на практическое мышление был подготовлен бурным развитием психологии труда, изучением профессий, разработкой методов оптимизации трудовой деятельности. Тщательное и ...

Психоаналитическая теория депрессии
В начале нашего столетия психоаналитики в ходе лечения больных стали собирать эмпирический материал относительно депрессии и на его основе создавать теорию (Abraham 1912, Freud 1917), получившую в ...

Хаинц Гартманн и современный психоанализ
Хайнц Гартманн (1894—1970), выдающийся психоаналитик второго поколения, был одним из тех, кому выпало продолжить пионерскую работу, начатую в первые десятилетия XX века Фрейдом и его соратниками. ...