Сначала автор рассматривает эти различия на вступительной стадии анализа. Если при анализе взрослых встреча аналитика и пациента характеризуется пониманием болезни и желанием выздороветь, « .то в ситуации ребенка у нас нет ничего из того, что кажется обязательным при анализе взрослого: понимания болезни, добровольного решения и желания выздороветь» (там же, 16). Этот существенный, по ее мнению, недостаток она пытается компенсировать доаналитическим процессом, устанавливая вначале связь между аналитиком и ребенком, достаточно сильную для того, чтобы выдержать последующий анализ. Для этого, согласно Анне Фрейд, нужно использовать все возможности (включая персону самого аналитика), которые делают анализ интересным для ребенка.

Различия между аналитическими вспомогательными средствами при анализе взрослых и детей относятся прежде всего к свободным ассоциациям и переносу. Если недостаточную способность ребенка сознательно вспоминать может отчасти заменить пусть даже тенденциозная информация родителей, а сновидения интерпретируются как при анализе взрослых, то два других вспомогательных средства претерпевают кардинальные изменения.

Вначале свободное ассоциирование у ребенка полностью отсутствует (хотя могут возникать спонтанные ассоциации), поскольку ребенок не готов сознательно исключать критику и сообщать обо всех возникающих мыслях.

С другой стороны, у ребенка не формируется невроз переноса, хотя феномены переноса могут присутствовать. Это происходит по двум причинам. Первая связана со структурой психики самого ребенка: «Ребенок, в отличие от взрослого, не готов, так сказать, издать новый тираж своих любовных отношений, поскольку старый тираж пока еще не раскуплен. Его первоначальные объекты, родители, все еще реальны, а не присутствуют, как у взрослого невротика, в фантазии в виде объектов любви . У ребенка нет потребности смешивать его [аналитика] с родителями» (там же, 57). Вторая причина отсутствия переноса связана со вступительной стадией детского анализа. После нее аналитик становится слишком четко очерченной фигурой, и это делает его плохим объектом для переноса.

Самое существенное, пожалуй, различие между детским анализом и анализом взрослых Анна Фрейд усматривает в использовании появляющегося материала. Если при анализе взрослых проистекающие из бессознательного инстинктивные побуждения передаются в значительной степени сформированному Сверх-Я, то вследствие незрелости детского Сверх-Я и реального существования родителей это оказывается невозможным. Это означает, что материал передается не Сверх-Я, а инстанциям, формирующим Сверх-Я, то есть родителям, которые, изменив свои педагогические требования, становятся способными вылечить ребенка от невроза. Но такой путь Анне Фрейд не кажется доступным, поскольку, с одной стороны, в данном случае именно родители и вызывают невроз своими чрезмерными требованиями к ребенку, которые вынуждают его к чрезмерному вытеснению; с другой стороны, они должны способствовать выздоровлению, а это предполагает изменение их прежних педагогических требований, что проявляется лишь в самых редких случаях. Выход из этого тупика заключается в том, что аналитик берет на себя функции родителей и, таким образом, на протяжении всего анализа выступает в качестве детского Я-идеала. Предпосылкой этого является то, что аналитик обладает соответствующим авторитетом для ребенка и что ребенок принимает его в качестве Я-идеала.

В свою очередь подобной констелляции можно достичь лишь благодаря вступительной фазе анализа. Поскольку при этом аналитик оказывается в позиции воспитателя, он должен также обладать теоретическим и практическим знанием педагогики.

Наряду с изложением собственных представлений о детском анализе в своей книге Анна Фрейд полемизирует также с воззрениями Мелани Кляйн.

Основные расхождения касаются оценки роли свободных ассоциаций. Хотя Анна Фрейд считает незаменимым игровой метод Мелани Кляйн для знакомства с неразвитым в речевом отношении ребенком, она все же высказывает сомнения, можно ли считать этот подход полным эквивалентом метода свободных ассоциаций. Используя игровую технику, Мелани Кляйн «постоянно переводит действия, совершаемые ребенком, в соответствующие мысли, то есть пытается обнаружить за каждым игровым действием ребенка лежащее в его основе символическое значение» (там же, 50). Анна Фрейд критикует такой подход, полагая, что ребенок в своей игре не является свободным, поскольку, в отличие от взрослого, не имеет мотивации К анализу. Стало быть, действия детей не всегда обладают символическим значением, они могут являться повторением совершенных незадолго до этого и, следовательно, пока еще сознательных действий и объясняться именно ими. Примечательно — и это свидетельствует об осторожности и сдержанности Анны Фрейд, — что она сама ставит под сомнение собственный контраргумент, допуская возможность того, что ребенок повторяет наиболее важные сцены и что в таком случае его игра является все же свободной, как и ассоциации взрослого, и таким образом он отдается своему подсознательному. «Как видно, вопрос, правомерно или нет говорить об уподоблении детского игрового действия мыслям взрослого пациента, не так-то просто решить с помощью теоретических аргументов и контраргументов» (там же, 52).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Смотрите также

Творчество Вильгельма Райха и его последователей
Вне всякого сомнения, Вильгельм Райх — одна из самых неоднозначных фигур в истории психоанализа. Мы обязаны Райху тем, что терапевтическая техника психоанализа стала доступна для систематического ...

Психоаналитическая концепция мазохизма со времен Фрейда: превращение и идентичность
Проблема мазохизма, рассматриваемая с позиции психоаналитической теории, излагается в данной статье в двух разделах. Вначале будет представлена фрейдовская концепция, разработанная в рамках первой ...

Психотерапия (поведенческая психотерапия)
Психотерапия - это наука о влиянии слова на психику, а через нее на весь организм человека с целью сохранения и восстановления здоровья. Инструментом влияния является язык врача. Применение психотера ...