Указание на то, что Я может отвечать сигнальной тревогой на ранние переживания угрозы, подразумевает наличие особых способностей восприятия и эффективности, которые включены в этот процесс, и эти конституциональные факторы привели к рассмотрению независимого функционирования Я. Кроме того, это привело к необходимости рассматривать Я не просто как инстанции, которые пассивно реагируют на болезненное давление, возникающее при заблокированной разрядке лечений, а как обладающее последовательностью активных действий, связанных с сигнальной тревогой. Речь теперь шла уже не о теории психопатологии тревоги, а о системе понятий, которую в качестве составной части можно было включить в общую теорию психического функционирования. Тем не менее работы Фрейда в этом пункте еще не расширились до теории автономии Я.

Если гипотеза о том, что способы реагирования Я детерминированы прошлыми переживаниями, привела к возрастанию интереса к теории научения в поведении, то адаптивные функции Я скорее имплицитно подразумевались, нежели подверглись фактическому исследованию.

Последнее понятие Я, принадлежащее Фрейду, ограничивается его представлениями о вторичном процессе и принципе реальности. В одной из своих последних работ «Конечный и бесконечный анализ» он выдвигает гипотезу о врожденных корнях Я, не зависимых от влечений, которая должна была помочь объяснить индивидуальные врожденные отклонения в функционировании и в развитии Я. Он описывал синтезирующие функции Я как часть расширенного понимания биологической, сохраняющей жизнь роли Я, что означало радикальный отход от первоначального акцента в его теории на влечениях как «биологически важной» части психического аппарата. Эти представления о синтезирующей функции Я в дальнейшем разрабатывались Нунбергом и Вельдером, и эти функции описывались как важная сфера функционирования Я.

В работе «Я и защитные механизмы» (1936) Анна Фрейд систематизировала понятие специфических защитных мер в ответ на угрозу со стороны влечений в детстве и юношестве. Дав свою трактовку представления о защите от аффектов, она открыла путь к более тонкой оценке роли, которую в психической жизни играют аффекты. Кроме того, она интегрировала содержания защиты и отношение к реальности, введя понятие защиты от внешних стимулов. Этим она способствовала пониманию Я как относительно независимой психической организации, которая находится в постоянном взаимодействии с внешним миром, влечениями и другими интрапсихиче-скими требованиями.

Такой ход событий демонстрирует возрастающую готовность рассматривать и понимать внешнюю реальность в более широком смысле, чем она понималась прежде — как причину различий в развитии Я, и признать, что само Я или многие его функции служат тому, чтобы облегчить адаптацию к внешней реальности. Однако эти новые представления в то время еще не были расширены до теории объектных отношений и психосоциальных феноменов в целом. Однако не будучи способным объяснить взаимодействие индивида с социальной и биологической реальностью и понять то, как он справляется с защитными требованиями и притязаниями влечений, психоанализ не мог претендовать на создание общей психоаналитической психологии.

В теоретических построениях этим важным аспектом психологического понимания пренебрегали, и это являлось результатом того, что психоанализ начал разрабатываться с изучения патологии и феноменов в ограниченной области между нормальной психологией и психопатологией и первое время фокусировался на Оно и врожденных влечениях. Тесной связью между психоаналитической теорией и терапевтическим методом и объясняется то, что функции Я, вовлеченные в интрапси-хический конфликт, оказались в центре внимания раньше, чем остальные функции Я. Последующее систематическое исследование других функций Я и процесса, с помощью которого Я справляется с внешним миром, являлось основополагающим для методики и подхода Гартманна в его классической работе «Психология Я и проблемы адаптации» (Hartmann, нем. изд., 1960), хотя они и не имели столь большого значения для понимания и терапии психических расстройств. Именно Гартманн первым попытался прояснить некоторые из неисследованных областей психоаналитической теории, о которых говорилось выше. Во многих отношениях это являлось серьезным отходом от существовавшей теории. Идеи, которые провозглашаются в этой статье, были затем более подробно изложены в многочисленных работах, опубликованных в последующие 25 лет Гартманном самостоятельно или в сотрудничестве с Крисом и Лёвенштейном в психоаналитических журналах.

Страницы: 1 2 3

Смотрите также

Методический инструментарий для учебных занятий по анализу конфликтов и ведению переговоров
Будьте самоучками - не ждите, чтобы вас научила жизнь. Станислав Ежи Лец Особенности психологического экспериментирования, при котором предметом моделирования и изучения является конфликт, состоят ...

Психоанализ в Восточной Европе
Изначально понятие «Восточная Европа» использовалось как чисто географическое наименование. К нему относили местность и государства восточный части Польши, европейскую Россию и Украину, Прибалтику ...

Творчество Вильгельма Райха и его последователей
Вне всякого сомнения, Вильгельм Райх — одна из самых неоднозначных фигур в истории психоанализа. Мы обязаны Райху тем, что терапевтическая техника психоанализа стала доступна для систематического ...