В годы сразу после Первой мировой войны, когда Мелани Кляйн приступила к работе с детьми, психоанализ вызывал у людей смешанные чувства. Фрейд и его ближайшие сотрудники уже совершили свои важнейшие психоаналитические открытия, а сильнейшее сопротивление новой науке было сломлено; повсюду в мире психоанализ вызывал живой интерес. К сожалению, это никак не отражалось на психоаналитической работе с детьми. Казалось, что реакция на тяжелый удар, который нанесли идеи психоанализа вере в невинность ребенка, постепенно становилась менее острой, поскольку эти идеи, во всяком случае если они касались детства взрослого человека, все больше и больше принимались образованными людьми. Тем не менее в отношении самого анализа детей и аналитики, и образованная общественность продолжали проявлять сдержанность и тревогу.

Первым, кто осмелился попытаться помочь ребенку средствами психоанализа, был в 1909 году Зигмунд Фрейд. Однако он лечил ребенка не напрямую, а сообщал о своих мыслях по поводу маленького Ганса и его страха лошадей отцу мальчика, который, в свою очередь, передавал их ребенку.

Несмотря на то, что этот способ не был прямым, и Фрейд вполне осознавал трудности, возникающие при лечении маленьких детей из-за использования речи, он проявлял оптимизм и уверенность, когда заходила речь о надежности и возможностях применения его метода.

После этого, следуя по стопам Фрейда, некоторые аналитики также начали работать с детьми. Доктор Хуг-Хельмут была первой, кто стал использовать в процессе психоанализа принадлежности для рисования и игрушки, с помощью которых дети имели возможность себя выразить. Однако она считала, что терапию следует проводить с детьми только в возрасте шести лет и старше. При этом цели, которые она ставила перед собой, были крайне ограничены. Так, например, выдвинув превосходную идею использовать материальные средства, знакомые детям, она все же не воплотила ее на практике в виде систематического метода работы. Точно так же она не пыталась исследовать более глубокие слои детской психики. В то время даже считалось, что такое исследование, равно как и лечение маленьких детей, может поставить под угрозу развитие ребенка.

При моральной поддержке со стороны Ференци Мелани Кляйн в 1917 году начала работать с детьми. Ее первый маленький пациент пациентом как таковым вначале не являлся — Фриц, пятилетний мальчик, о котором здесь идет речь, был сыном ее знакомых; несмотря на нормальный интеллект, он, казалось, несколько отставал в психическом развитии.

Мелани Кляйн решила помочь этому ребенку. Она оказывала влияние на его воспитание и побуждала родителей предоставлять ему информацию о сексуальной жизни, поскольку считала, что именно отсутствие этой информации и является одной из причин трудностей ребенка в учебе. Вслед за этим просветить ребенка подобным образом пыталась не только мать — сама Мелани Кляйн тоже принимала в этом участие, поскольку обе семьи, по-видимому, тесно между собой общались.

Впоследствии она описала этот опыт в своей первой работе «Влияние сексуального просвещения и отказа от авторитета на интеллектуальное развитие ребенка», в виде доклада прочитанной в 1919 году перед Венгерским психоаналитическим объединением. Дополненная вторым разделом, эта работа стала ее первой печатной публикацией: «Детское развитие» (Imago, VII, 1921).

Хотя благодаря предоставленной ему информации Фриц стал вести себя несколько более раскованно и свободно, казалось, что этого было недостаточно, чтобы помочь ему развить свои способности. Тогда Мелани Кляйн решила, что к определенным блокировкам у ребенка могла вести не только недостаточная информация; факторы, относящиеся к внутреннему миру самого ребенка, также, возможно, мешали ему как в учебе, так и в полезном для себя осмыслении предоставленной ему информации о половой жизни. Это представление привело ее к первым попыткам интерпретации. Она посещала Фрица дома, беседовала с ним или наблюдала за ним во время игры. При этом она обратила внимание, что его попытки играть и учиться постоянно разрушались чувствами страха. Иногда ей удавалось увидеть в его поведении во время игры символическое выражение эдипова комплекса. Следующий ее шаг состоял в том, чтобы познакомить ребенка со значением всего, что она увидела.

Страницы: 1 2 3 4

Смотрите также

Очерк различных взглядов на природу практического мышления
С момента его появления и на протяжении многих последующих лет термин «практический интеллект» неоднократно менял свое содержание. И это было связано не только с различиями в эмпирическом материал ...

Хаинц Гартманн и современный психоанализ
Хайнц Гартманн (1894—1970), выдающийся психоаналитик второго поколения, был одним из тех, кому выпало продолжить пионерскую работу, начатую в первые десятилетия XX века Фрейдом и его соратниками. ...

Методический инструментарий для учебных занятий по анализу конфликтов и ведению переговоров
Будьте самоучками - не ждите, чтобы вас научила жизнь. Станислав Ежи Лец Особенности психологического экспериментирования, при котором предметом моделирования и изучения является конфликт, состоят ...