Открытие нового метода лечения детей и его применение к детям разного возраста позволило выявить новые факты, касающиеся психических феноменов в развитии ребенка (см. также статью И. Шторка в т. II). Создается впечатление, что вначале Мелани Кляйн в основном работала в заданных Фрейдом понятийных рамках, причем не только с точки зрения психоаналитической техники (для детей и взрослых), которых она придерживалась на протяжении всей своей жизни, но и с точки зрения концепций развития, эдипова комплекса и вытеснения.

К своему удивлению, Мелани Кляйн вынуждена была констатировать, что некоторые события, которые дети воспроизводили в своих действиях, отнюдь не согласовывались с описаниями Фрейда, особенно с теми, где речь шла о хронологии их появления. Из ее ранних работ становится очевидным, что некоторые из этих наблюдений ей приходилось делать даже вопреки своей воле, и в работах, написанных в первые десять лет, чувствуется, как она пытается выразить свои новые открытия таким образом, чтобы они согласовались с идеями Фрейда. Мелани Кляйн приходилось постоянно наблюдать при анализе детей вспышки агрессии, различавшиеся своей интенсивностью и формой. Однако и проявления эдиповых феноменов у детей, которым не было еще и пяти лет, и то, что моральная совесть детей, казалось, имела мало общего с реальным поведением их родителей, и то, как воспитывали детей родители, — все эти клинические факты противоречили тогдашним теориям Фрейда.

Чтобы проиллюстрировать этот пункт, я бы хотела здесь привести один случай, который Мелани Кляйн подробно описывает в первой главе работы «Психоанализ детей»: «Трудэ, девочка в возрасте 3 лет и 9 месяцев, снова во время аналитического сеанса играла, как будто наступила ночь. Мы обе должны были спать. Затем она подошла ко мне из другого угла, обозначенного ею как комната, и стала меня пугать разными способами. Она хотела схватить меня за горло, бросить в колодец, сжечь, отдать в полицию. Она пыталась связать мне руки и ноги, откинула покрывало на шезлонге и заявила, что сделает «по-какки-кукки». Оказалось, что она хотела найти в попе матери представляющих детей «какки» (фекалии). В другой раз она хотела меня ударить по животу и утверждала, что хочет вынуть а-а (фекалии) и сделать меня худой. Затем она сбросила подушки (которые опять обозначали детей) и спряталась за ними в нише дивана, где она с явным выражением тревоги на лице сжалась в комок и, закутавшись в одеяло, стала сосать палец и мочиться. Вся эта ситуация всегда повторялась после нападения на меня. Однако во всех деталях она напоминала поведение, которое Трудэ демонстрировала еще на втором году жизни в постели, когда ею овладевал сильный ночной страх. В то время она тоже отправлялась ночью в спальню родителей, но было непонятно зачем. Анализ показал, что мочеиспускание и пачканье означали нападение на совокупляющихся родителей, и благодаря такой интерпретации эти симптомы были устранены. Трудэ хотела отнять детей у беременной матери, убить мать и занять ее место во время полового акта с отцом. Ей, когда родилась сестра, было два года. Эти агрессивные тенденции явились причиной усилившейся на втором году жизни фиксации на матери. Они были также основой тяжелых чувств страха и вины, проявившихся, помимо прочего, в ночном страхе (Klein 1932, нем. изд., 18-19).

Агрессия, которую проявлял этот ребенок, весьма впечатляет. При этом у других детей, как и у Трудэ, постоянно проявлялись деструктивные фантазии и действия, ребенок разрезал и ломал игрушки, наносил удары, изобретал самые изощренные садистские наказания. Это агрессивное поведение по отношению к предметам, предназначенным для игры, которые должны были изображать членов семьи ребенка или (при переносе) аналитика, выраженные в игре или (у детей с серьезными нарушениями) также в действиях, помогло Мелани Кляйн понять значение агрессии для психического функционирования ребенка и роль, которую играет агрессия в его развитии.

До 1927 года она говорила о «фазе максимального садизма», которую связывала со своими открытиями эдипова комплекса и Сверх-Я. В 1927 году она впервые обсуждает в работе «Преступные тенденции у нормальных детей» свою концепцию конфликта между любовью и ненавистью, а в 1932 году в работе «Психоанализ детей» использует термины Фрейда «влечение к жизни» и «влечение к смерти» для описания полярности между любовью и агрессией. В связи с оральными и анально-агрес-сивными инстинктивными импульсами у ребенка она говорит о значении того факта, что уретральная агрессия тесно связана с оральным садизмом, когда ребенок использует мочу как средство нападения. Кроме того, ей удалось доказать, что агрессия маленького пациента тесно связана с его чувствами вины и страха. Как мы видели на примере Трудэ, эти чувства часто возникают вследствие агрессивного поведения.

Страницы: 1 2 3

Смотрите также

Мышление профессионала-практика
Второй этап в развитии взглядов на практическое мышление был подготовлен бурным развитием психологии труда, изучением профессий, разработкой методов оптимизации трудовой деятельности. Тщательное и ...

Творчество Вильгельма Райха и его последователей
Вне всякого сомнения, Вильгельм Райх — одна из самых неоднозначных фигур в истории психоанализа. Мы обязаны Райху тем, что терапевтическая техника психоанализа стала доступна для систематического ...

Творчество Мелани Кляйн
Разработав аналитический метод лечения маленьких детей, Мелани Кляйн создала инструмент, позволивший ей проникнуть в глубины психики и сделать новые открытия, относящиеся к раннему развитию челове ...