Защитные процессы, о которых я здесь говорила, такие, как расщепление, отвержение, всемогущество и проективная идентификация, нацелены на защиту Я от слишком интенсивного страха. Ибо когда чувства страха успокаиваются, появляется возможность их изменения, а когда они являются не такими сильными, они могут служить дальнейшей интеграции личности.

Эти страхи и защитные действия в раннем детстве нельзя рассматривать изолированно. Они в значительной степени находятся под влиянием матери. Если мать чувствует то, что происходит с ее ребенком, и ведет себя соответствующим образом, то она может устранить плохое чувство. В наших примерах с младенцами мы видели, что едва ребенок проявил первые признаки беспокойства, как его тут же взяла на руки мать, которая стала его убаюкивать. Оказавшись у нее на руках, он сразу почувствовал себя лучше, а когда его голод стал слишком сильным, мать дала ему грудь. Во втором случае дело обстояло иначе. Ребенок страдал от очень сильных неприятных внутренних переживаний. Мать занервничала и насильно попыталась дать ему свою грудь. Тем самым она не устранила его беспокойство, а только усилила плохие чувства. Ибо, по ощущениям ребенка, источник зла находился в равной степени как внутри, так и снаружи.

Благодаря повседневному взаимодействию с матерью ребенок может накопить гораздо больше хороших переживаний, чем плохих. Поэтому он способен интерна-лизировать хорошие объекты, благодаря чему его Я становится более сильным и крепким. Развитие — как психическое, так и физическое — в целом направлено на интеграцию. По мере взросления ребенок становится способным сохранять в течение все большего времени хорошие чувства. Тем самым он получает возможность, с одной стороны, ослаблять интенсивность чувств тревоги, а с другой стороны, не так интенсивно использовать экстремальные защитные механизмы, проявляя свою защиту скорее в форме расщепления и дезинтеграции. Вследствие этих физических и психических перемен происходит постепенное изменение во внутреннем, а также во внешнем мире ребенка.

Что же происходит в дальнейшем со специфическими феноменами этой паранойяльно-шизоидной позиции? Большей частью они преобразуются и интегрируются в более высокие ступени развития. В своей модифицированной форме они образуют часть важных свойств последующих стадий развития, а их влияние обнаруживается позднее в нормальных, равно как и в патологических жизненных проявлениях. Так, например, в ходе нормального развития проективная идентификация используется для того, чтобы лучше понять людей, то есть в них вжиться. Способность к расщеплению мы используем, когда концентрируемся и хотим удержать наше внимание на каком-то определенном явлении. Идеализация образует основу нашего оптимизма, то есть наших ожиданий от людей чего-то хорошего, тогда как страх преследования после его трансформации обеспечивает нас способностью правильно оценивать ситуации и опасности, чтобы защитить себя от враждебных влияний внешнего мира. Разумеется, возможно и менее благоприятное развитие страха и защитных действий паранойяльно-шизоидной позиции, однако я их опишу в другом разделе, в котором речь пойдет о патологии.

Страницы: 3 4 5 6 7 8 

Смотрите также

Хаинц Гартманн и современный психоанализ
Хайнц Гартманн (1894—1970), выдающийся психоаналитик второго поколения, был одним из тех, кому выпало продолжить пионерскую работу, начатую в первые десятилетия XX века Фрейдом и его соратниками. ...

Психоанализ в Восточной Европе
Изначально понятие «Восточная Европа» использовалось как чисто географическое наименование. К нему относили местность и государства восточный части Польши, европейскую Россию и Украину, Прибалтику ...

Психоаналитическая теория депрессии
В начале нашего столетия психоаналитики в ходе лечения больных стали собирать эмпирический материал относительно депрессии и на его основе создавать теорию (Abraham 1912, Freud 1917), получившую в ...