Маниакальные защитные механизмы в качестве защиты Я от чрезмерных чувств боли и страха представляют собой элемент любого нормального развития при условии, что они не являются слишком жесткими и не применяются слишком часто. Я бы хотела проиллюстрировать типичные особенности депрессивной позиции на примере одного невротичного пациента.

Джон, интеллигентный молодой человек, обратился за помощью к аналитику, поскольку, с одной стороны, был склонен к депрессии, а с другой — потерпел подряд несколько неудач в любовных отношениях. Он чувствовал себя крайне слабым и опасался, что сейчас, да и позднее, не сможет добиться желанного успеха (в профессиональном отношении он был очень амбициозным человеком). Он был старшим из двоих детей в семье, относившейся к среднему классу; он рос во время войны, был эвакуирован вместе с матерью и видел отца лишь один раз в неделю. Когда ему было пять лет, на свет появилась сестра. Мать покинула маленькую деревню, в которой они жили, и отправилась в Лондон, тогда как Джону пришлось провести несколько месяцев в интернате. Анализ проходил успешно, и нам удалось проработать его слабость и лежащую в ее основе идентификацию. Мы также продвинулись в понимании его неудачных отношений с женщинами; речь шла о специфических мазохистских способах реагирования с его стороны, из-за которых женщины всякий раз теряли к нему интерес.

К концу третьего года анализа он познакомился с девушкой, с которой хорошо ладил. Их отношения были прочными и, казалось, приносили тому и другому удовлетворение. Они уже даже жили вместе и намеревались пожениться. Сеансы, которые я хотела бы привести здесь в качестве примера, относятся в основном ко времени помолвки пациента. Как раз к этому времени мы обсудили в ходе анализа его опасения, что он истощит и ослабит меня своим крайне выраженным конкурентным поведением. Впрочем, эта проблема уже давно нам была знакома.

Однажды он пришел на сеанс весьма возбужденным. Он рассказывал о своей невесте и говорил, как ей повезло. Он сказал, что его родители хотели пожертвовать ему для покупки дома значительную сумму денег и даже подумывали, не подарить ли им вместо старого автомобиля новый. Бросалось в глаза, что из-за всех этих рассуждений, которые действовали на него, словно теплый дождь, он был взволнован и горд собой. Далее он стал говорить о вещах, которые они сами хотели приобрести, и чем больше Джон рассказывал во всех деталях об этих планах, тем более смущенным он становился, поскольку он вспомнил, что платил мне весьма незначительный гонорар. Но в конце концов он отбросил эти мысли, заверив меня, что речь не шла о его собственных деньгах — и это соответствовало действительности, ибо он получал лишь относительно скромное жалованье. Тем не менее Джон добавил покровительственным и высокомерным тоном, что аналитики и так, наверное, весьма состоятельны и поэтому вряд ли в чем-то нуждаются. После этого его поведение стало ригидным, и, продолжая постоянно говорить, он пытался помешать интерпретации; он хвастался богатством родителей своей будущей жены, их внушительным домом и т. д. Когда все же мне удалось вклиниться, я попыталась донести до него, насколько чувство благодарности за то, что он получает, неразрывно связано у него с чувством вины. Я сказала ему, что, испытывая неловкость передо мной, он попытался занять непреклонную позицию, и что он (из-за своей проекции) опасался, что я могу предъявить ему требование о возмещении или позавидовать тому, что он теперь получил. Я также сказала ему, что своей наносной непреклонностью он создал возможность разговаривать со мной высокомерно. После этого пациент стал несколько более доступным к моим аргументам, и мы смогли на этом и следующих сеансах продолжить работу над данной проблемой. Очевидно, пациент испытывал трудности в принятии аналитической помощи и вместо этого спасался бегством в своего рода позицию триумфа, которая позволяла ему чувствовать превосходство надо мной. Аналогичную позицию он занимал по отношению к своим родителям и задал вопрос, давали ли они вообще ему хоть что-то. Довольно язвительным тоном он заметил, что, хотя они не были богаты, но тем не менее располагали кое-каким деньгами; но теперь они стали старыми и наверняка захотят остаться при своих денежках.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Смотрите также

Творчество Мелани Кляйн
Разработав аналитический метод лечения маленьких детей, Мелани Кляйн создала инструмент, позволивший ей проникнуть в глубины психики и сделать новые открытия, относящиеся к раннему развитию челове ...

Очерк теории практического мышления
Мышление едино, но имеет различные виды и формы [123]. Некоторые из них изучены лучше, детальнее, например, теоретическое мышление, мышление академическое, мышление в лабораторных условиях. Это об ...

Творчество Вильгельма Райха и его последователей
Вне всякого сомнения, Вильгельм Райх — одна из самых неоднозначных фигур в истории психоанализа. Мы обязаны Райху тем, что терапевтическая техника психоанализа стала доступна для систематического ...