Под новыми фактами подразумеваются самая ранняя «первичная форма любви», «первичная объектная любовь», и возникающие из нее патологические, равно как и нормальные объектные отношения и ее последующие проявления. Патологическое развитие описывается с помощью двух других «первичных форм любви», «ок-нофилии» и «филобатизма», и с помощью понятий базисного дефекта, а также доброкачественной и злокачественной регрессии; нормальное развитие — с помощью понятий генитальной, или активной, объектной любви, основным признаком которой Балинт считал «генитальную идентификацию».

Чтобы сделать «видимым» доселе скрытое, необходимы по меньшей мере два условия: наличие данных наблюдения и фактическое существование того, что делается наглядным. Наличие богатого материала наблюдений, как мне кажется, Балинт никогда не отрицал, но он увидел нечто, чего он не смог бы увидеть, если бы следовал классическим представлениям. В соответствии с классическими воззрениями, человек в начале своего психического развития находится на безобъектной ступени в фазе первичного нарциссизма. По мнению Балинта, уже «самая ранняя фаза внеутроб-ной психической жизни является не нарциссической, а направленной на объект» (Balint 1965, 91), и «эта форма объектных отношений не связана с какой-либо эрогенной зоной» (там же, 94). Таким образом, сформулированный Балинтом в 1937 году тезис о «первичной объектной любви» противоречил господствовавшему классическому представлению.

Рене Шпиц, который, как и Балинт, находился под впечатлением работы Фрейда «Три очерка по теории сексуальности» (1905), в своем исследовании 1954 года под названием «Возникновение первых объектных отношений» — оно основывается на «многолетних наблюдениях за более чем сотней младе