Творчество Эрика Хомбургера Эриксона особенно интересно тем, что оно отражает содержание его духовного мира, а не ограничивается детальным анализом исследуемого предмета. В своих работах он ориентируется скорее на многоуровневые исследования, чтобы по возможности учитывать достижения в других областях знания. Если одни авторы пытаются выделять дифференцирующие признаки, то другие стремятся к их согласованию и обобщению. Эриксон относится к последней группе ученых.

Эриксон был первым, кто стал систематически использовать термин «идентичность», чтобы рассматривать жизнь индивидов в рамках специфической структуры общества. Он не стремился к упрощению понятия «идентичность» с целью более легкого его определения, а пытался во всех деталях продемонстрировать многосторонность того, что оно означает. Эта позиция, проявляющаяся во всех его сочинениях, — результат синтеза огромного опыта, который он приобрел как художник, психоаналитик, работавший с детьми и взрослыми, как педагог и как человек, сотрудничавший с антропологами, социологами, этологами и историками. К сожалению, слишком часто термин «идентичность» упрощался, искажался до неузнаваемости и превратился в расхожее понятие. Вместо того чтобы рассматривать «идентичность» как выражение комплексных взаимосвязей, присущих индивиду и обществу, его понимали как некий «предмет», или как некую сущность, или — чаще всего — как ролевую игру. На самом же деле поиск идентичности является методом исследования и установкой, которую нельзя определить одним предл°же" нием или в одном абзаце.

Эрик X. Эриксон родился 15 июня 1902 года в пригороде франкфурта-на-Май-не. Его родителями были датчане, жившие неподалеку от Копенгагена. Во время беременности матери они разошлись, и мать отправилась к друзьям в Германию. Эриксон жил вместе с ней в Карлсруэ. Когда ему было три года, его лечил детский доктор Хомбургер, который затем женился на его матери и дал ему свое имя.

Как отмечает Эриксон, то, что он рос в атмосфере красоты, активности и среди деятельных людей, оказало значительное влияние на его жизнь. Он видел, как лечат больных детей. Его семья принадлежала к среднему классу, в котором одной из основных ценностей считалось хорошее образование. Школу и гимназию Эриксон посещал в Карлсруэ. Его любимыми предметами были история и искусство, тогда как другим дисциплинам, по-видимому, он придавал меньшее значение.

По окончании гимназии он не знал, какой профессиональный путь ему выбрать; он считался «художником». Как и многие молодые люды в то время, Эриксон решил провести один год в путешествиях. Он путешествовал в основном пешком по Шварцвальду и добрался до Итальянских Альп. В это время он много читал и вел дневник, в котором записывал свои мысли. Примерно через год Эриксон вернулся в Карлсруэ и в течение года учился в местной художественной школе. После этого он отправился в Мюнхен, где какое-то время посещал художественную академию. В течение двух лет он занимался живописью и искусством резьбы по дереву. Его работы вместе с работами других молодых художников, в том числе Макса Бекманна, были представлены на выставке.

Два следующих года Эриксон провел во Флоренции, где работал на свой страх и риск. Он был молодым художником, стремившимся «найти самого себя».

В возрасте 25 лет он снова вернулся в Карлсруэ, чтобы обучиться профессии учителя живописи. В это время доктор Петер Блос, с которым Эриксон познакомился во Флоренции, позаботился о том, чтобы Эриксон имел возможность преподавать в Вене в детской школе, педагогический коллектив которой имел психоаналитическую подготовку. К этой школе проявляла большой личный интерес Анна Фрейд, оказывавшая помощь в ее руководстве. Это явилось началом наблюдения за поведением детей с психоаналитических позиций. Прежде психоаналитики делали свои выводы о детском поведении из реконструкции событий, о которых взрослые вспоминали во время психоанализа. Не оставляя преподавательскую деятельность, Эриксон начал проходить личный психоанализ у Анны Фрейд.

В этот период Эриксон хотел быть художником, но, развиваясь в профессиональном отношении, оказался на распутье. Эриксон одновременно был художником, учителем и обучался психоанализу. О своих усилиях найти верное направление в жизни он писал: «Постепенно я стал понимать, насколько важны зрительные конфигурации, что фактически они предшествуют словам и формулировкам: сновидения, безусловно, являются визуальными данностями, то же самое относится к игре ребенка, не говоря уже о "свободных ассоциациях", зачастую представляющих собой просто ряд образов, которые лишь позднее облекаются в слова» (Coles, нем изд., 1974, 37).

Эриксон начал заниматься клинической работой под руководством Аугуста Айх-хорна, Эдварда Бибринга, Хелен Дойч, Хайнца Гартманна, Эрнста Криса и других психоаналитиков, объединившихся в группу вокруг Зигмунда Фрейда.

Страницы: 1 2 3 4

Смотрите также

Учетная политика
Под учетной политикой хозяйствующего субъекта в соответствии с ПБУ 1/98 "Учетная политика предприятия" понимается принятая ею совокупность способов ведения бухгалтерского учета первичного ...

Организация рационального питания
Изучение радиационных воздействий на организм человека показывает, насколько опасно влияние радиации. Причем, как показали последние исследования, действия малых доз радиации на человека в большой ...

Психоанализ в Восточной Европе
Изначально понятие «Восточная Европа» использовалось как чисто географическое наименование. К нему относили местность и государства восточный части Польши, европейскую Россию и Украину, Прибалтику ...