После первой публикации «Детства и общества» в 1950 году Эриксон сохраняет свою связь с медициной. Вместе с тем он постоянно расширяет свою клиническую позицию, чтобы охватить также соответствующие смежные области. В 1954 году Эриксон опубликовал статью «Классическое сновидение психоанализа». В этой работе он возвращается к первому сновидению, которое было проанализировано с научных позиций, к «сну про Ирму» Зигмунда Фрейда. Она явилась результатом многочисленных семинаров, служивших обмену опытом и сотрудничеству Эриксона с кандидатами в психоаналитики. Автор вносит предложение рассматривать сновидение скорее экстенсивно, нежели интенсивно. В то время, как и сегодня, сновидение часто рассматривалось как код, который нужно только расшифровать, чтобы добраться до его «реального», то есть относящегося к влечениям, значения. Эриксон разработал метод, с помощью которого можно исследовать любое сновидение и который показывает, насколько важно не пренебрегать его явным содержанием. Вместо «явного содержания сновидения» Эриксон предпочитает говорить о «явной конфигурации», поскольку под углом зрения конфигураций психические свойства можно отделить от психической активности. Без сомнения, его необычайные духовные дарования, которые он совершенствовал, занимаясь художественной деятельностью, изучая игру детей, проводя научные исследования и наблюдая за жизнью сообщества, обитающего вдоль богатой рыбой реки, позволили ему приблизиться к сути изучаемых явлений, избегая толкований символов и ассоциаций. Это важное сочинение напоминает методы, которые используются для оценки результатов проективных тестов. Явные конфигурации представляют собой спонтанные произведения, напоминающие крайне интенсивные идиосинкразические чернильные пятна. Эриксон предложил: при решении такой многоуровневой задачи, как ревизия «сна про Ирму» Фрейда (см. статью А. Беккер в т. I), не обязательно пытаться «идти глубже», чем Фрейд; вместо этого, скорее, необходимо непредвзято рассмотреть явное содержание сновидения в целом. Он вкратце описывает реальную ситуацию, в кото-рои находился Фрейд, еще только начинавший путь к своей славе, а также то, какую оорьбу ему приходилось вести с самим собой и своими творческими силами: «Ученый-медик должен принять решение, что ему делать — использовать свой ум, занимаясь обычной практикой и исследованиями (то, что он умеет это делать, Фрейд Уже показал), или взять на себя другую задачу — прийти в самом себе к новому пониманию и сообщить его миру, а именно понимание того, что ни самого лучшего, ни самого худшего человек в себе, бесспорно, не осознает» («Спутанность возвращается — психопатология ночи»; Erikson 1968с; нем. изд., 1970, 2Ц6-207).

Обманчиво простые рамки сновидения и ситуации сновидца в личном и историческом контексте являются в лучшем смысле слова «клиническими». Без этой системы координат можно прийти, вероятно, лишь к привычным сегодня формулировкам влечения и сопротивления — к «желанию», о котором Фрейд писал тогда, три четверти века назад. И здесь снова можно увидеть «социальные» влияния на процесс сновидения, подобные тем, что обнаруживаются также в географических и исторических условиях, в которых живет человек. Здесь человек с отвагой и беспокойством борется за обретение как можно более зрелого сознания.

В новой трактовке этого особого сновидения Эриксон выходит за тесные рамки понимания сна как исполнения желания. Разумеется, функцией сна является в том числе и исполнение желания, но вместе с тем сновидение представляет собой нечто большее. Фрейд стремился сделать доступными для исследования огромные части души. Сновидение про Ирму являлось, так сказать, продолжением этих усилий во сне. Его значение заключалось в том, что оно продвинуло человеческое знание на шаг вперед и способствовало преодолению тревожного чувства вины — страха зайти слишком далеко и тем самым нанести травму людям. Оно отображало борьбу за сохранение центральной позиции, контроля над тем, что происходило в душе сновидца.

Эриксон берет это сновидение в качестве примера и говорит, что сны не исполняют просто неприкрытые желания сексуального разврата, безграничного доминирования и деструктивности; там, где совершалась их работа, они разрушали изоляцию сновидца, успокаивали его совесть и сохраняли его идентичность, причем специфическим и поучительным образом.

В процессе своей клинической, педагогической и исследовательской работы Эриксон постоянно удивлялся недостаточной точности слишком легко принимавшихся на веру рабочих средств. Почему некоторые люди, кажущиеся такими «больными», выздоравливают? Происходит ли это лишь потому, что опытный аналитик провел хорошую работу и помог своему партнеру-пациенту преодолеть слабости? Нет ли здесь чего-то еще, что сосуществует с болезнью, со слабостью? Скрытые или латентные силы? Если психическую болезнь характеризуют как степень отчуждения от «реальности», то теоретически в таком случае коррекция имеющихся отклонений должна восстанавливать здоровье в той степени, в какой осуществляется коррекция посредством инсайта. Однако это вряд ли соответствует тому, что происходит в действительности. Хайнц Гартманн сформулировал данную проблему следующим образом: «Не существует простого соответствия между степенью объективного инсайта и степенью приспособленности соответствующих действий» (Erikson 1964с, нем. изд., 1966,148). В связи с активным и интуитивным участием в разных видах деятельности существуют факторы, эффективность которых не поддается пониманию на основе их соответствия реальности. Это клиническое наблюдение может сделать каждый. И все, кто работал с невротическими пациентами, могут его подтвердить. Также и здесь Эриксон, основываясь на своем повседневном клиническом опыте, совершил новые открытия, поставившие под сомнение понятие реальности, которое использовалось его коллегами.

Страницы: 1 2

Смотрите также

Очерк теории практического мышления
Мышление едино, но имеет различные виды и формы [123]. Некоторые из них изучены лучше, детальнее, например, теоретическое мышление, мышление академическое, мышление в лабораторных условиях. Это об ...

Хаинц Гартманн и современный психоанализ
Хайнц Гартманн (1894—1970), выдающийся психоаналитик второго поколения, был одним из тех, кому выпало продолжить пионерскую работу, начатую в первые десятилетия XX века Фрейдом и его соратниками. ...

Учетная политика
Под учетной политикой хозяйствующего субъекта в соответствии с ПБУ 1/98 "Учетная политика предприятия" понимается принятая ею совокупность способов ведения бухгалтерского учета первичного ...