Харальд Шульц-Хенке, один из выдающихся представителей неопсихоанализа, пожалуй, как никто другой из психотерапевтов его поколения оказался под перекрестным огнем критики. Его представления столь часто неверно воспринимали и интерпретировали, что нам кажется необходимым в подробном введении подготовить почву для понимания его деятельности.

Уже сам термин «неопсихоанализ» дает повод для негативного отношения. Однако он настолько уже утвердился, что более подходящее обозначение едва ли имеет шансы распространиться.

Термин «неопсихоанализ» звучит так, словно речь здесь идет о чем-то принципиально новом, словно все, что существовало прежде, должно быть принципиально отвергнуто как устаревшее или отжившее, более того, словно предлагается некая теоретическая конструкция, не зависящая от прочих воззрений.

Еще Швидлер в своей статье, вошедшей в руководство по психотерапии, указывал, что цель неопсихоанализа — внести свой вклад в развитие классического психоанализа и создать основу взаимосвязанной психотерапевтической науки. Он подчеркивал: «Шульц-Хенке видит опасность в том, что наши знания в области психоанализа превращаются в догмы, и выступает за предоставление права исследователям и прежде всего первооткрывателям — как во всех других науках — признавать то, что поддается критической и эмпирической проверке, и отбрасывать остальное» (Schwidder 1959,171).

После того как Германия вышла из изоляции, Шульц-Хенке считал, что он следует тем же путем, что и другие аналитики. В 1951 году в своем учебнике по аналитической психотерапии он, в частности, писал: «Фактически понятие "аналитическая психотерапия", "динамическая психиатрия", "динамическая психология", "психосоматическая медицина", "современная глубинная психология" и "неопсихоанализ" являются синонимами» (Schultz-Hencke 1951, 7).

Мысль о том, что исследование динамики невротических феноменов непременно должно основываться на фундаментальных работах Зигмунда Фрейда, была для него настолько естественной, что многие общеизвестные положения Фрейда упоминались им только вкратце, а сам он ограничивался рассуждениями, выходившими за их границы. Такая манера изложения присуща всем его публикациям, из-за чего возникали многочисленные недоразумения.

Для иллюстрации сказанного мы бы хотели привести здесь всего одну цитату из работы 1931 года, характеризующую общую позицию Шульца-Хенке: «В последние десятилетия феномены генитальных нарушений обсуждались настолько подробно, что едва ли есть надобность еьце раз подробно обсуждать здесь эту проблему. Поэтому следует указать лишь на ряд воззрений, которые, пожалуй, помогут нам избежать неверного применения ранее приобретенных нами знаний в этой области» (Schultz-Hencke 1931b, 45).

Сам Шульц-Хенке подчеркивал, что на две трети он отстаивает позиции Фрейда, а на одну треть заимствует представления его последователей. Свой собственный вклад он расценивал как весьма незначительный. Он считал, что создал лишь «амальгаму» из доступных эмпирической проверке элементов всех основных психоаналитических теорий. Сам он никогда не считал, что «его» теория неврозов является законченной теоретической конструкцией. Об этом свидетельствуют его постоянные указания на необходимость проверки, дополнения, углубления и расширения сформулированных им идей. Он полагал, что ему всего лишь удалось с корректных методологических позиций привести в порядок все старое и известное, подобно тому, как, например, в отношении психопатических личностей и психосоматических синдромов это соответственно сделали Курт и Карл Шнайдеры. Поэтому вполне понятно, что Шульц-Хенке был искренне удивлен, когда вдруг психоаналитики чуть ли не с полемической резкостью стали его упрекать, что он стоит на позициях Фрейда максимум на 10 процентов, причем всего лишь из-за того, что он провел критический анализ теории либидо и метапсихологии (см. статьи П. Низе, Б. Ницшке и А. Холдера в т. I). Для иллюстрации следует еще раз процитировать Швиддера: «Шульц-Хенке признавал правильность выводов и клинических наблюдений Фрейда, но уже в своей первой книге, выпущенной в 1927 году, выступил против расширения понятия сексуальности, указав наряду с сексуальными также на другие первичные детские желания, которые, хотя и являются инстинктивными, все же не описывались им как сексуальные в узком смысле слова» (SchWidder 1959, 171—172).

Страницы: 1 2 3 4

Смотрите также

Творчество Вильгельма Райха и его последователей
Вне всякого сомнения, Вильгельм Райх — одна из самых неоднозначных фигур в истории психоанализа. Мы обязаны Райху тем, что терапевтическая техника психоанализа стала доступна для систематического ...

Психотерапия (поведенческая психотерапия)
Психотерапия - это наука о влиянии слова на психику, а через нее на весь организм человека с целью сохранения и восстановления здоровья. Инструментом влияния является язык врача. Применение психотера ...

Фрейдовские соратники
Наряду с очерками о личности и творчестве Фрейда мы решили рассказать также о двух, пожалуй, наиболее выдающихся фрейдовских учениках: Карле Абрахаме и Шандоре Ференци. Невозможно даже просто сос ...