В обоснование своего подхода Шульц-Хенке ссылался на труды самого Фрейда. Фрейд всегда оставался скромным и категорически подчеркивал, что его теоретические рассуждения отнюдь не являются попытками, которым все должны обязательно следовать.

Шульц-Хенке считал опасным не теоретизирование как таковое, а преобладание скоропалительно разработанных теорий, которые затем получают всеобщее признание и превращаются в догму. Его система открыта для любой эмпирической проверки. Таким образом, в этом его позиция, по существу, мало чем отличалась от позиции Фрейда, предпочитавшего формулировать свои выводы весьма осторожно.

Со стремлением создать единую науку, позволяющую вести плодотворный диалог со всеми основными смежными дисциплинами, связаны также его критические замечания относительно универсального использования метафор. В психоаналитической литературе подобная манера изложения стала весьма распространенной. Метафоры, полагает Шульц-Хенке, очень быстро теряют свой образный характер и начинают вести собственную жизнь, словно представляют собой реальность. Сам он использует образы только тогда, когда, по его мнению, наши знания являются пока еще недостаточными, чтобы наблюдаемый факт можно было описать иначе. Но в таком случае при первом использовании метафоры он, как правило, указывает на ее образный характер. Однако борьба с постоянным употреблением в нашем профессиональном языке метафор, по всей видимости, стала одной из причин раздававшейся в его адрес критики. Образные понятия имеют позитивный, привлекательный в эмоциональном отношении характер и, кроме того, не обязывают к абсолютной точности. Шульц-Хенке ратовал за научную терминологию и, несмотря на критику и непонимание, ею пользовался. В 1931 году он писал: «Тот, кто . отказывается от детального описания эмпирических фактов, даже если это "всего лишь" является попыткой отрицать неудобные слова и вместе с тем факты, в своем рвении как можно быстрее создать и отстоять готовую теоретическую конструкцию, очевидно, забывает, что и психоанализ в конечном счете основывается на эмпирике, а все разработанные им методы были вторичными — и таковыми должны оставаться. Ибо близость к жизни и содержание истины в психоанализе зависят от постоянного контроля со стороны эмпирической реальности» (Schultz-Hencke 1931, 5).

Однако здесь, на наш взгляд, необходимо еще одно предварительное замечание. Хотя в данной статье основной акцент, разумеется, делается на изложении объективного материала, который нам оставил после себя Шульц-Хенке, тем не менее представляется необходимым охарактеризовать личность самого автора. Дело в том, что резкая критика, которой он подвергался, по всей видимости, относится не только к его научному труду, но и не в последнюю очередь — наряду со всем, о чем говорилось выше, — объясняется особенностями личности самого Харальда Шульца-Хен-ке. Об этом, помимо прочего, свидетельствует и тот факт, что от его непосредственных коллег и учеников можно услышать о нем самые разные мнения. Многие уважают его за ясный ум, за его неиссякаемый энтузиазм при решении самых разных научных вопросов; другие же часто ощущали в общении с ним дистанцию и даже явно выраженное отвержение. В ходе научных дискуссий Шульц-Хенке высказывал резкие суждения и этим нажил себе немало врагов.

Страницы: 1 2 3 4

Смотрите также

Очерк различных взглядов на природу практического мышления
С момента его появления и на протяжении многих последующих лет термин «практический интеллект» неоднократно менял свое содержание. И это было связано не только с различиями в эмпирическом материал ...

Последователи Фрейда
...

Очерк теории практического мышления
Мышление едино, но имеет различные виды и формы [123]. Некоторые из них изучены лучше, детальнее, например, теоретическое мышление, мышление академическое, мышление в лабораторных условиях. Это об ...