Наряду с «позволением себя покормить» младенец плачем или криком может активно требовать свою пищу; он может сосать, хватать, кусать. Затем постепенно у него развиваются настоящие каптативные способности, а именно умение захватывать предмет руками, удерживать и забирать, а при случае снова засовывать в рот захваченное.

Однако на первом году жизни ребенок завоевывает мир не только руками, но и, по существу, всем телом. Он лежит или сидит на «своей части мира». «Таким образом, мир отчасти становится владением ребенка. Помимо прочего, человек — существо не только любопытное, но и стремящееся обладать» (Schultz-Hencke 1951, 26).

Таким образом, оральное обращение к миру (см. также статью Дж. Сандлера и К. Дэйра в т. I) является частной формой каптативности. Шульц-Хенке считает эту дифференциацию важной еще и потому, что при патологических условиях в случае нарушения оральности в узком смысле каптативность всегда «втягивается в водоворот» торможения, и наоборот, при нарушении каптативности оральность может оставаться сохранной. Но даже когда речь идет об оральности в узком смысле, необходимо учитывать ее характер как структуры потребности, как гештальт потребности, поскольку дифференцированное психологическое явление одновременно связано с дифференцированным телесным явлением. Помимо рта, функционируют и другие органы: слюнные железы, глотка, пищевод, желудок, кишечник и, возможно, также печень и поджелудочная железа. Эти замечания будут для нас важными, когда затем пойдет речь о «психосоматической медицине».

Подчеркнем еще раз: каптативность — понятие более широкое, чем оральность. Человек хочет не только утолять голод, но и получать удовольствие от еды и питья; у него могут развиваться и другие потребности обладать в самом широком смысле и иметь самые разные вещи: деньги, то, что доставляет ему наслаждение, одежду, мебель, «домашний очаг», «свое» время, «свое» спокойствие, «своих» друзей, «свое» знание и т. д. Таким образом, желание иметь мы встречаем не только в материальной сфере, но также в духовной и интерперсональной. Сюда же относятся объятия и поцелуи.

В нашем языке имеется множество связей с орально-каптативными явлениями: мы «сохраняем» контакт, мы «обладаем» друзьями. В духовной области мы говорим о жажде знаний, мы «беремся» за материал, мы «усваиваем» его и «перевариваем». Как известно, последующие нарушения в учебе имеют свои корни в нарушениях орально-каптативных потребностей. Если ребенок не может активно вмешиваться, желать, просить, выбирать, то в дальнейшем это нередко приводит к тому, что он не может самостоятельно усваивать знания и ждет, что его этими знаниями «накормят». Аналогичным образом многие последующие сексуальные проблемы могут объясняться торможениями в оральной сфере.

«Активная сторона орально-каптативных явлений» — можно также сказать: умения брать — является «репрезентативным словом в рамках каптатив-ной сферы» (Schultz-Hencke 1951, 28). Уметь брать в пределах разумного должен любой человек; речь идет

Страницы: 1 2

Смотрите также

Психоаналитическая концепция мазохизма со времен Фрейда: превращение и идентичность
Проблема мазохизма, рассматриваемая с позиции психоаналитической теории, излагается в данной статье в двух разделах. Вначале будет представлена фрейдовская концепция, разработанная в рамках первой ...

Очерк теории практического мышления
Мышление едино, но имеет различные виды и формы [123]. Некоторые из них изучены лучше, детальнее, например, теоретическое мышление, мышление академическое, мышление в лабораторных условиях. Это об ...

Психоаналитическая теория депрессии
В начале нашего столетия психоаналитики в ходе лечения больных стали собирать эмпирический материал относительно депрессии и на его основе создавать теорию (Abraham 1912, Freud 1917), получившую в ...