Если же человек чувствует, что, хотя его симптоматика и создает ему определенные трудности, но все же обеспечивает ему выход из ситуации, с которой он не способен справиться по-другому, то и в действительности, скорее всего, он будет реагировать в аналогичных ситуациях сходной симптоматикой. Таким образом, это значит: новые ситуации, с которыми невозможно справиться по-другому, будут провоцировать появление симптоматики и тем самым способствовать ее хронификации.

Однако существуют и другие так называемые хронифицирующие причины. Нередко пациенты начинают также замечать, что симптомы наряду с причиняемой болью иногда могут обеспечивать им и преимущества. Так, например, к больному из-за его недуга могут проявлять сочувствие и симпатию, которых он не мог получить прежде. Другого начинают щадить в ситуациях агрессивных споров, которых он страшно боится, третьему же предоставляют пенсию, которую он тщетно пытался получить прежде (вторичная выгода от болезни). Эти тенденции называются фи-нализациями; благодаря им симптомы в дальнейшим становятся хроническими.

Другие пациенты делают из своей беды добродетель. Как и в детстве в случае так называемых стабилизирующих причин, они теперь ищут сообщества, в которых их заторможенность будут расценивать как добродетель. Например, каптативно заторможенный человек создает из своего невротического поведения идеологию скромности и получает признание со стороны соответствующего, выбранного им окружения. Таким образом, патологическая идеологизация может играть важную роль в жизни, например, в некоторых радикальных религиозных сообществах, а также в группах, проповедующих определенное мировоззрение. Они пригодны для того, чтобы стабилизировать и делать хроническим патологическое поведение. Из-за них в психоаналитической терапии могут возникать серьезные трудности.

Следующую возможность хронификации невротической симптоматики представляют собой так называемые автоматизмы. Пациенты, которые постоянно сталкиваются с проявлениями своих симптомов, начинают бояться их появления, предвосхищают их в фантазии и, как считает Шульц-Хенке, в буквальном смысле этого слова в них «вчувствуются». Нередко невротические симптомы превращаются также в привычку и могут принимать характер безусловных рефлексов. Подобные автоматизмы играют важную роль, например, при фобиях, в частности при агорафобии и эритрофобии, а также в ритуалах при неврозе навязчивых состояний (см. также статью П. Куттера в т. I).

Далее, автоматизмы мы обнаруживаем также в мышечных симптомах, например при заикании. В отношении этих форм проявления Шульц-Хенке тогда уже давал рекомендации, напоминающие современные методы поведенческой терапии; в частности, он писал: «Метод аналитической психотерапии, направленный на компоненты невротических структур, в будущем, вероятно, должен быть дополнен методом, представляющим собой прагматическое упражнение» (Schultz-Hencke 1951,103).

Страницы: 1 2 3 4 

Смотрите также

Мышление профессионала-практика
Второй этап в развитии взглядов на практическое мышление был подготовлен бурным развитием психологии труда, изучением профессий, разработкой методов оптимизации трудовой деятельности. Тщательное и ...

Фрейдовские соратники
Наряду с очерками о личности и творчестве Фрейда мы решили рассказать также о двух, пожалуй, наиболее выдающихся фрейдовских учениках: Карле Абрахаме и Шандоре Ференци. Невозможно даже просто сос ...

Очерк теории практического мышления
Мышление едино, но имеет различные виды и формы [123]. Некоторые из них изучены лучше, детальнее, например, теоретическое мышление, мышление академическое, мышление в лабораторных условиях. Это об ...