Но если речь идет о патогенных «психических» раздражителях (например, чересчур интенсивных, слишком длительных или часто повторяющихся), то и «органические» функциональные процессы приобретают патогенный характер. Клетки, например, слишком долго остаются в состоянии патофизиологического изменения. Но могут возникать также и стойкие изменения. Зачастую « .их отличие, помимо прочего, заключается в том, что они [клетки], сталкиваясь с привычным раздражителем, реагируют теперь уже не обычным образом, как прежде, а аномально . Функциональное нарушение органа перешло в повреждение органа» (Schultz-Hencke 1951,282).

Однако может быть и так, что нарушено только взаимодействие функций. Хотя обычно раздражитель вызывает возбуждение во многих частях тела, однако его временная последовательность гармонично отрегулирована. В случае патогенных раздражителей это временное взаимодействие может оказаться нарушенным, тогда как в отдельных соединениях клеток и в отдельных возбужденных органах функциональные или морфологические нарушения выявить невозможно. «Вывод о том, что в каждом случае нарушения функционирования обязательно должен иметься аномальный орган или, по меньшей мере, аномальная функция его клеток, является неправомерным» (там же, 283).

Таким образом, в случае аномальных, необычных раздражителей, с которыми мы имеем дело в психопатологии, можно выделить три возможных варианта: нарушение функции, нарушение органов, нарушение взаимодействия функций.

Однако в центре интересов нейропсихологов находится четвертая, очень часто встречающаяся возможность: неодушевленный предмет или человек является источником не целостных раздражителей, а диссонирующих (см. раздел об амбивалентности и смешанных структурах). Один и тот же человек может одновременно производить как приятное, так и неприятное впечатление. Реципиент раздражителей реагирует тенденциями к приближению и к бегству. Каждая из сторон раздражителя вызывает обычные сами по себе телесные реакции, однако эти реакции ведут себя по отношению друг к другу антагонистически. При этом речь может идти о самых разных антагонизмах: чисто нервном, гуморальном, нервно-мышечном и т. д. Такие антагонизмы реагирования (выражаясь психологически, переживания), согласно Шульцу-Хенке, с определенной вероятностью будут вызывать нарушения органических функций, то есть сами по себе привычные раздражители вместе с привычными реакциями на них могут оказывать интенсивное аномальное воздействие — вплоть до необратимых изменений в органах — в силу самого факта их антагонизма.

В рамках концепции корреляции одновременных событий в зависимости от поставленных задач можно также изучать и «взаимные» реакции «души» и «тела», не совершая явных ошибок, как это было показано на нашем примере с испугом. Если рассматривать с этих позиций, то концепция корреляции одновременных событий не является всего лишь новой формулировкой старого психофизического параллелизма.

Страницы: 1 2 3 

Смотрите также

Психоаналитическая концепция мазохизма со времен Фрейда: превращение и идентичность
Проблема мазохизма, рассматриваемая с позиции психоаналитической теории, излагается в данной статье в двух разделах. Вначале будет представлена фрейдовская концепция, разработанная в рамках первой ...

Методический инструментарий для учебных занятий по анализу конфликтов и ведению переговоров
Будьте самоучками - не ждите, чтобы вас научила жизнь. Станислав Ежи Лец Особенности психологического экспериментирования, при котором предметом моделирования и изучения является конфликт, состоят ...

Психоаналитическая теория депрессии
В начале нашего столетия психоаналитики в ходе лечения больных стали собирать эмпирический материал относительно депрессии и на его основе создавать теорию (Abraham 1912, Freud 1917), получившую в ...