Как мы видели, любая невротическая симптоматика, согласно Шульцу-Хенке, является осколком переживания побуждения, когда-то бывшего полноценным. Симп-томообразующими могут быть как агонистические, так и антагонистические компоненты импульса. Впрочем, последний вариант был описан еще Фрейдом в первой его работе о неврозе страха, на что недавно указала М. Мичерлих (Mitscherlich 1972). В ситуациях искушения могут прорываться отдельные элементы или комбинации элементов. Эмпирически чаще всего можно наблюдать типичные комбинации, типичные агрегаты, синдромы, соответствующие агрегатам невротических структур. Как правило, эти осколки проявляются с большой интенсивностью и динамично. Этот эмпирический факт Шульц-Хенке пытается гипотетически объяснить следующим образом: «Живое тело всегда готово к действию. Такая самая общая готовность выражается, помимо прочего, в стойком состоянии возбуждения частей ствола головного мозга. Каждый отдельный компонент побуждения, если рассматривать "соматически", имеет, следовательно, соответствующее размещение. Если он теперь изолированно пробивается сквозь пласт заторможенности, то общая готовность в виде физиологического явления устремляется в частный поток. Тем самым удивительный факт явного возрастания интенсивности изолированно прорывающихся компонентов побуждения теряет свой загадочный характер (имеются соответствующие опыты, например Левина, которые можно было бы привести здесь в качестве примера)» (Schultz-Hencke 1951,115).

Каждый прорыв побуждения осуществляется, согласно Шульцу-Хенке, одновременно психически и физически. Все, что соответственно проявляется в сознании, имеет отчасти в высшей степени индивидуальную, отчасти типичную для каждой структуры историю развития невроза. В ситуациях искушения прорывается все же только осколок, то есть даже в таких ситуациях определенные части побуждения остаются по-прежнему латентными. И здесь тоже имеются структурно-специфические явления: так, при истерии, как правило, не прорывается полностью представление, в случае навязчиво-невротической структуры — моторный элемент, в случае депрессивной — аффективный, а именно оральный или орально-каптативный, в случае шизоидной — относящийся к восприятию, взгляду на мир, то есть тот элемент первоначального побуждения, который подвергся в какой-либо фазе наиболее сильному подавлению. То, что сегодня в каждом отдельном случае мы можем констатировать чаще всего наличие только психической или физической симптоматики, объясняется исключительно нашим неумением, но никак не связано с реальным положением вещей. В сущности, каждый прорыв побуждения, каждая обнаруживающая себя в искаженном виде потребность должны пониматься как в психических, так и в физических проявлениях. Но только практически это является невозможным. Поэтому по поводу психосоматической медицины Шульц-Хенке вполне обоснованно говорит: «На самом деле речь не идет о чем-то новом и уж тем более о "новом виде" медицины, речь идет лишь о необходимости теперь — наконец-то — уделять достаточное внимание фактам и взаимосвязям, которые до сих пор в значительной степени оказывались недоступными для научного понимания» (там же, 116).

В настоящее время теория неврозов фактически захватила широкие области медицины: примерно 40 процентов терапии, примерно 25 процентов общей медицины. «И, следует признаться, это является поистине поразительным, грандиозным и, как все грандиозное, доставляющим беспокойство процессом» (там же, 117).

Шульц-Хенке считает важным постоянно подчеркивать, что физическим коррелятом является не просто орган или часть органа, а «функционирование» данного органа. Так, например, коррелятом иллюзий и навязчивых представлений следует считать не головной мозг, а его функционирование. «Материальным коррелятом соответствующего переживания является функционирование чего-то телесного, локализованного. Только это функционирование, этот процесс опять-таки представляет собой структуру. К ней относятся определенные части, без них целое не является тем, о чем идет речь. Но этих частей мы (пока еще) полностью не знаем» (там же, 125).

Шульц-Хенке сравнивает наши знания о процессах функционирования органов с географической картой, на которой имеется множество белых пятен. Он говорит здесь о необходимости дальнейших исследований, с которыми можно будет справиться только благодаря тесному сотрудничеству между психоаналитиками, медиками, психологами, физиологами, биохимиками и фармакологами.

С помощью схемы 2 Шульц-Хенке попытался показать некоторые психосоматические взаимосвязи.

Нам кажется важным упомянуть о представлениях Шульца-Хенке о том, что Фрейд и его последователи описывали термином «конверсионный симптом», то есть относительно символического языка тела, используемого для выражения вытесненных, главным образом сексуальных, представлений и потребностей. Эта преимущественно истерическая симптоматика, согласно Шульцу-Хенке, основывается исключительно на одной составляющей побуждения, а именно на имажинативной. Живое представление ощущения идентично процессам иннервации. Имажинатив-ный компонент состоит из опыта, приобретенного и накопленного человеком благодаря личным переживаниям и переживаниям окружающих его людей, но также благодаря тому, что было пережито— и передано в виде сообщений — предыдущими поколениями. «Все это уже содержится в нем в форме представлений, искушая, побуждая, предостерегая или пугая» (там же, 127-128).

Страницы: 1 2

Смотрите также

Управленческие процессы
Уровень развития информационного пространства начинает самым непосредственным образом влиять на экономику, деловую и общественно-политическую активность, граждан, другие стороны жизни общества. Ин ...

Творчество Вильгельма Райха и его последователей
Вне всякого сомнения, Вильгельм Райх — одна из самых неоднозначных фигур в истории психоанализа. Мы обязаны Райху тем, что терапевтическая техника психоанализа стала доступна для систематического ...

Творчество Мелани Кляйн
Разработав аналитический метод лечения маленьких детей, Мелани Кляйн создала инструмент, позволивший ей проникнуть в глубины психики и сделать новые открытия, относящиеся к раннему развитию челове ...