И тем не менее, критикуя Хорни, нельзя обойти молчанием то, что во многих областях психоаналитического исследования она открыла двери, которые прежде были закрыты. Хотя в своей критике узкого понимания теории либидо она не была одинока, ибо в то время преобладала ошибочная тенденция приписывать сексуальному аппарату среди прочих факторов человеческого поведения первичную мотивирующую роль, все же не все, кто активно занимался этим вопросом, настолько далеко заходили в психологизации сексуальности, как Карен Хорни. Несмотря на это, можно утверждать, что ее критика мифа пансексуализма не осталась незамеченной.

В своих работах Хорни придавала особое значение социальным и культурным факторам в развитии неврозов и подчеркивала, что адаптационные аспекты играют более важную роль в невротическом поведении, чем лежащие в его основе инстинкты.

В связи с этим возникает вопрос, почему Хорни не использовала в полной мере данные социологии и антропологии. Все, что она говорит по этому поводу, выглядит поверхностным, и мы не обнаруживаем даже попытки установить какие-либо общие связи. В своих трудах она нигде не дает, например, детального объяснения того, каким образом энкультурация и социализация отражаются на возникновении и формах неврозов. Вместе с тем, если бы она больше внимания уделяла междисциплинарным вопросам, то это значительно обогатило бы ее теории и придало бы им более солидный базис.

В качестве еще одного важного научного вклада Карен Хорни в теорию психоанализа я хотел бы упомянуть концепцию базальной тревоги и базального конфликта. Она усматривала в них гомеостатическое свойство защитных установок, возникающих как реакция на тревогу, и показала, что защитные действия иногда могут быть более деструктивными, чем источники угрозы, против которых они изначально были направлены. Кроме того, она совершенно верно считала, что самоуничижительные защитные манипуляции способствуют сохранению этих невротических установок. Другими словами, это означает, что невротик боится ослабить свои защитные механизмы или вовсе от них отказаться. Таким образом, на мой взгляд, Хорни не сказала что-либо существенно новое о природе тревоги и страха (см. статью Д. Айке в т. I). По ее мнению, тревога — это прежде всего субъективное состояние беспомощности и изоляции во враждебном мире и последствие определенных невротических проблем родителей, не способных дать ребенку достаточно любви и тепла, когда он в них особо нуждается. В этом смысле она ставит тревогу на ту же ступень, что и состояние недостаточности, например, авитаминоз.

Большое значение имело также определение, данное Хорни тому порочному кругу, о котором говорилось выше.

Безусловно, Хорни принадлежала к числу аналитиков, обратившихся к исследованию эмоциональных компонентов, которые прежде не учитывались: чувствам безысходности, беспомощности и безнадежности. Кроме того, она показала, насколько сильна у человека потребность в безопасности и самоуважении. Одним из главных новшеств Карен Хорни, без сомнения, была ее концепция Самости. Она отошла от предложенного Фрейдом разделения на Я, Сверх-Я и Оно и в первую очередь сосредоточила свое внимание на феномене самовосприятия. Ее идею когнитивной матрицы как основного компонента, мотивирующего отношение индивида к самому себе и другим людям, можно, пожалуй, назвать поистине гениальной. Ее концепция идеализированного образа Самости великолепна и в самых разных аспектах сохраняет свое значение в терапии. Правда, в одном пункте Хорни заблуждалась — речь идет о ее искусственном разделении на гипотетическую истинную Самость и Самость, возвеличенную в результате защит. Мысль о плененной внутренней Самости, выключенной из процессов развития и жизни, противоречит холистическому подходу Хорни. На мой взгляд, когнитивное искажение идеализированной Самости является источником постоянной неверной информации о себе, и оно пронизывает все отношения с людьми, важными для данного человека. Возможность устранения подобных неверных представлений связана со способностью человека устанавливать в целом нормальные, доверительные отношения с другими людьми, которые позволяют обеим сторонам свободно общаться. Хотя в результате такого благоприятного опыта истинное неискаженное ядро пока еще не проявляется, но зато расширяется поле зрения и повышаются шансы на обретение более реалистичной самооценки.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Смотрите также

Проблемная ситуация и процесс практического мышления
Сегодня общепризнанным стал тезис С.Л. Рубинштейна о том, что мышление едино, что его различные виды (например, практическое и теоретическое мышление) имеют общую природу, подчиняются одним и тем ...

Методический инструментарий для учебных занятий по анализу конфликтов и ведению переговоров
Будьте самоучками - не ждите, чтобы вас научила жизнь. Станислав Ежи Лец Особенности психологического экспериментирования, при котором предметом моделирования и изучения является конфликт, состоят ...

Хаинц Гартманн и современный психоанализ
Хайнц Гартманн (1894—1970), выдающийся психоаналитик второго поколения, был одним из тех, кому выпало продолжить пионерскую работу, начатую в первые десятилетия XX века Фрейдом и его соратниками. ...