Я бы хотел здесь отослать читателя к предисловию Хелен Свик Перри к посмертно опубликованному сочинению Салливена «Шизофрения как гуманный процесс» (1962). Она описывает в нем приемное отделение, организованное Салливеном для шести больных шизофренией мужского пола и являвшееся своего рода предшественником терапевтических сообществ. Салливен полностью изолировал этих пациентов от медсестер и обычных рутинных дел в больнице и подготовил в качестве ассистентов тщательно отобранных санитаров-мужчин. Кроме того, он придумал хитроумную систему коммуникации между персоналом, больными и собой. Салливен изменил традиционную роль участвовавших в проекте санитаров, сделав их интегральной составной частью терапевтического процесса. Свидетельством глубокой включенности их в этот проект, пожалуй, может служить то, что в это время некоторые из них сами проходили анализ. Салливен являлся душой этого терапевтического сообщества; он выступал как супервизор, терапевт и «носитель информации» в этой интенсивной коммуникативной системе, которая должна была служить изучению заболевших шизофренией людей и их лечению. Салливен был твердо убежден, что психиатрические исследования способны дать надежную информацию лишь при условии, что они проводятся в атмосфере, которая специально ориентирована на повышение чувства собственной ценности пациентов. В ходе этих исследований

Салливен выявил решающее значение социокультурных факторов в развитии психических расстройств. Он стал уделять все большее внимание взаимодействию между природными задатками и переживаниями, возникавшими в общении с эмоционально значимыми людьми. Для Салливена прежде всего являлось важным постоянное взаимодействие между предопределенным процессом созревания и случайностями социализации и энкультурации. Эта ключевая идея легла в основу его теории интерперсональных отношений.

В 1931 году Салливен перебрался в Нью-Йорк, где открыл частную практику. В последующие годы он занимался главным образом изучением и лечением неврозов навязчивых состояний. Затем в 1938 году он вернулся в Вашингтон, где стал работать консультантом в системе воинской повинности для отдельных граждан (в подразделении, ответственном за набор призывников).

Как автор Салливен испытывал определенные проблемы. Он не обладал художественным талантом Фрейда, которому за его мастерскую прозу даже была присуждена премия Гёте. Как-то он доверительно признался одному своему другу, что, по его представлениям, писал для двух разных групп читателей. Он полагал, что из этих двух групп одна его вообще не понимает, как бы ясно он ни высказывался. В уме он называл эту группу «круглыми идиотами». Других, наоборот, он представлял как настоящих гениев, которые могли только посмеяться над простотой его описаний. Как бы там ни было, Салливен за свою жизнь не опубликовал ни одной книги. И хотя среди аналитиков распространилось несколько копий его значительного сочинения «Личная психопатология», фактически эта книга была издана лишь 40 лет спустя (в 1971 году). Все остальные опубликованные под именем Салливена книги являются посмертными расшифровками магнитофонных записей его лекций (он всегда брал с собой на лекции магнитофон). Все остальное, что вышло в свет после его смерти, представляет собой различные статьи, которые при его жизни печатались в специальных журналах.

Каждый мыслитель испытывает на себе влияние идей другого мыслителя, и совершенно естественно, что Салливен в этом отношении не являлся исключением. Сам я считаю попытки сводить каждую идею к ее истокам бесплодным предприятием. Кроме того, во многих случаях это является невозможным, ненужным и бессмысленным. Великие идеи не всегда можно прямолинейно свести к некоторой определенной причине, ибо творческий ум нередко находит новые связи между известными концепциями. Следовательно, творческое мышление необязательно должно основываться на чем-то совершенно незнакомом.

Раз уж об этом зашла речь, то своими идеями Салливен обязан целому ряду предшественников и современников. Не претендуя на полноту, я бы хотел назвать здесь тех, кто оказал большое влияние на его интерперсональную теорию. Прежде всего, разумеется, Зигмунда Фрейда, влияние которого на психологический подход Салливена было особенно сильным. Среди психиатров нужно упомянуть в первую очередь Адольфа Мейера, Уильяма Алансона Уайта, Эдварда Кемпфа и Давида Леви.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Смотрите также

Психоанализ в Восточной Европе
Изначально понятие «Восточная Европа» использовалось как чисто географическое наименование. К нему относили местность и государства восточный части Польши, европейскую Россию и Украину, Прибалтику ...

Хаинц Гартманн и современный психоанализ
Хайнц Гартманн (1894—1970), выдающийся психоаналитик второго поколения, был одним из тех, кому выпало продолжить пионерскую работу, начатую в первые десятилетия XX века Фрейдом и его соратниками. ...

Творчество Вильгельма Райха и его последователей
Вне всякого сомнения, Вильгельм Райх — одна из самых неоднозначных фигур в истории психоанализа. Мы обязаны Райху тем, что терапевтическая техника психоанализа стала доступна для систематического ...