Постулат Салливена об увековечении более или менее постоянных паттернов интерперсональных отношений также проистекает из принципа экологии. В соответствии с ним проблема переноса рассматривается уже не как интрапсихическое индивидуальное поведение, а как интерперсональный феномен в области поля. Выражаясь иначе, перенос является не только продолжением когда-то интериоризи-рованного поведения, но он также обусловливается реакциями другого человека на искажение.

В этом контексте встреча «здесь и сейчас» между двумя индивидами рассматривается на фоне прежних объектных отношений как самостоятельное измерение. Прошлое, настоящее и ближайшее будущее тесно взаимосвязаны, а искажения переноса относятся, следовательно, не столько ко взрослому человеку, сколько к регрессивным, инфантильным аспектам личности, как это и предполагалось в классической теории. Возможность установить контакт с детством пациента, когда тот уже стал взрослым, должна рассматриваться как крайне сомнительная. Кроме того, с экологических позиций гораздо больше внимания должно уделяться личности аналитика, выступающего в качестве терапевтического инструмента и подвергающегося постоянному самоконтролю.

В целом можно сказать, что экологическая модель предполагает полную ревизию терапевтического процесса. На передний план в большей степени выдвигаются интерперсональные процессы, то есть индивидуальные конфликты пациента уже не находятся в центре внимания, как прежде. Самым важным, однако, является построение —

с целью интенсификации интерперсонального раппорта — коллмуникационной сети, в рамках которой на сложные сообщения (пациента) дается как можно менее сложная обратная связь. Таким образом создается открытая система обмена, которая во многом напоминает концепт современной теории информации.

Слабые места в экологической модели Салливена

Хотя Салливен не сумел полностью освободиться от жестких экономических положений, характерных для теории либидо, благодаря разработанной им экологической модели он намного опередил свое время. Остатки устаревшего экономического подхода можно обнаружить в его взглядах на превращение энергии. Сегодня, однако, общеизвестно, что обмен информацией осуществляется без особой потери энергии. В своих теориях Салливен не учитывал также то, что организм для своего выживания должен получать негативную энтропию из внешнего мира. Любой живой организм должен регистрировать постоянное увеличение энтропии и поэтому обязан обладать такой организацией, чтобы состояние нарушающегося равновесия всегда было под контролем.

Следующей очевидной слабостью интерперсональной экологической модели является чрезмерный акцент на отношениях индивида в фазе формирования невротических и психотических расстройств. Здесь следовало бы уделить больше внимания общему спектру внутрисемейных отношений со всеми последствиями для индивида при переходе от двухсторонних отношений к трехсторонним, ибо эти двухсторонние или трехсторонние отношения осуществляются главным образом внутри семейного союза, имеющего определенные экологические и динамические аспекты. Феномены малых групп, присущие ядерной семье, влияют внутри этого целостного единства на его взаимосвязи и негативную интеграцию. Поэтому, несомненно, теория интерперсональных отношений только бы выиграла, если бы в ее концепции учитывались динамические силы семьи.

В связи с этим должны более тщательно исследоваться также экологические аспекты семьи и общества в целом. При этом необходимо было бы, например, ответить на вопрос, какую дистанцию должна занимать семья по отношению к обществу и где возникают тенденции к изоляции, которые искусственно обособляют семью от потока жизни.

Еще одним слабым моментом в психиатрической экологии Салливена является пренебрежение когнитивными процессами. Те или иные нарушения мышления возникают при всех психических болезнях. Однако в интерперсональной теории эти нарушения не рассматриваются дифференцированно в аспекте различных картин болезни. На мой взгляд, само по себе выделение общих категорий когнитивных паттернов поведения в соответствии с их прото-, пара- и синтактическими признаками, какими бы полезными ни были подобные родовые классификации, является недостаточным. Патологические процессы мышления должны прежде всего рассматриваться в связи с личным опытом пациента и с их генетическими причинами. Мы постоянно находим подтверждения того, что в нарушенной сети внутрисемейной коммуникации развиваются неправильные когнитивные паттерны поведения, которые, по меньшей мере частично, накладывают свой отпечаток на мышление пациента. Наряду с действительно неправильной информацией в рамках нарушенной когнитивной системы встречаются также случаи, когда абсолютно безупречная информация перерабатывается и передается в эмоционально искаженном виде. Здесь речь прежде всего идет о патологии мышления в рамках коммуникативной системы семьи в целом и в меньшей степени — о нарушении мышления у того или иного члена семьи. В этом направлении нам предстоит еще многое сделать, поскольку область когнитивного восприятия и несимволического поведения, без сомнения, до сих пор относится к наименее исследованным пограничным областям современной психиатрии.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Смотрите также

Психоаналитическая концепция мазохизма со времен Фрейда: превращение и идентичность
Проблема мазохизма, рассматриваемая с позиции психоаналитической теории, излагается в данной статье в двух разделах. Вначале будет представлена фрейдовская концепция, разработанная в рамках первой ...

Психоанализ в Восточной Европе
Изначально понятие «Восточная Европа» использовалось как чисто географическое наименование. К нему относили местность и государства восточный части Польши, европейскую Россию и Украину, Прибалтику ...

Творчество Вильгельма Райха и его последователей
Вне всякого сомнения, Вильгельм Райх — одна из самых неоднозначных фигур в истории психоанализа. Мы обязаны Райху тем, что терапевтическая техника психоанализа стала доступна для систематического ...