Для терапевтической ситуации в соответствии с принципом нежности предлагается метод, отвечающий потребностям как пациента, так и врача. В контексте анализа обычно говорят, что аналитик и пациент нечто друг другу дают или друг у друга берут. С тех пор, как Фрейд изложил свою фундаментальную концепцию анализа, в этом смысле наше представления существенно изменились. Хотя — если рассматривать клинически — сегодня по-прежнему в известном смысле речь идет о нахождении возможностей для того, чтобы сделать бессознательное пациента сознательным и преобразовать неукрощенные инстинктивные силы в разумные интерперсональные потребности; но сегодня мы знаем, насколько ограничены возможности сделать темное светлым и освободить внутреннее ядро человека. Обычные методы основываются на биологических теориях, и с их помощью терапевты пытаются тем или иным образом противостоять внутренней «болезни» пациента будь то морального, биологического или социального характера. Но если психические нарушения рассматриваются как жизненные проблемы, проистекающие в основном из неправильной интеграции человека, то картина существенно меняется. Принцип нежности предполагает в качестве самостоятельной терапевтической цели установление кооперации. То есть речь идет о развитии доверия в отношениях, характеризующихся все более возрастающим равноправием. В этом смысле нежность расценивается как сложное взаимодействие между установками и поведением, которое должно создать возможности, с одной стороны, для выражения фундаментальных и зачастую нереализованных потребностей, а с другой — для адекватных реакций на эти потребности, если их удается согласовать с терапевтическими отношениями. Иначе говоря, это умение «давать» и «брать» в процессе анализа можно описать, используя старую пословицу: «Manus manum lavвt» («Рука руку моет»). С точки зрения терапии эта концепция означает, что традиционные ролевые отношения между врачом и пациентом представляют собой тесно связанное единство. Она избавляет нас от стереотипных понятий типа «любовь», «теплота», «дружелюбие», «благодарность» и др. и уменьшает интенсивность таких повседневных полярностей, как ненависть и любовь, враждебность и дружелюбие.

Все, о чем говорилось выше, представляет собой лишь очень краткий обзор важнейших принципов интерперсональной теории. Поэтому я считаю необходимым сделать еще несколько дополнительных замечаний.

Салливен рассматривает существование человека как континуум, простирающийся от колыбели до смертного одра. Отдельные фазы развития являются, так сказать, вехами на пути проявления врожденного потенциала и представляют собой подготовку к реализации этих потенциальных возможностей в сфере межличностных отношений. Для каждого человеческого переживания имеется оптимальный момент, а каждый слишком рано или слишком поздно приобретенный опыт порождает проблемы в развитии. При этом каждая фаза развития, начиная с самого раннего младенческого возраста, имеет решающее значение для существования человека среди других людей.

Особенно важной является фаза предподросткового возраста, которая в западных культурах относится примерно к восьмому—одиннадцатому году жизни. В этой фазе пока еще существует возможность компенсировать ранние травматические переживания появлением интимных переживаний. В силу их абсолютной зависимости и неспособности выбирать объект любви дети предподросткового возраста рассматриваются как неспособные любить. И только способность в определенной степени видеть себя объективно, словно глазами близкого друга, создает основу для соответствующего подкрепления и интимности.

Если говорить о человеческом бытии, то в схеме Салливена имеются две основные категории. Одна относится к физиологическим, биохимическим и биологическим основам человеческого организма и включает в себя следующие пять проявлений, относящихся к базальным потребностям: голод, жажду, сон, удовольствие и одиночество. Я думаю, что на голоде, жажде и сне здесь нет надобности подробно останавливаться. Однако два других пункта, удовольствие и одиночество, требуют более детального объяснения. Салливен отвергает детскую сексуальность в качестве фактора, определяющего развитие, а поскольку в своей модели развития он оставляет в стороне теорию либидо, то и догенитальным феноменам также уделяет очень мало внимания. По его мнению, сексуальность является биологическим процессом, который до пубертата не существует. Хотя Салливен и не оспаривает того, что у маленьких мальчиков может возникнуть эрекция или у маленьких девочек — возбуждение половых органов, тем не менее, на его взгляд, в этот период элемент удовольствия пока еще не присутствует. Удовольствие как таковое можно испытать только по достижении сексуальной физической зрелости.

Страницы: 4 5 6 7 8 9 10

Смотрите также

Творчество Мелани Кляйн
Разработав аналитический метод лечения маленьких детей, Мелани Кляйн создала инструмент, позволивший ей проникнуть в глубины психики и сделать новые открытия, относящиеся к раннему развитию челове ...

Проблемная ситуация и процесс практического мышления
Сегодня общепризнанным стал тезис С.Л. Рубинштейна о том, что мышление едино, что его различные виды (например, практическое и теоретическое мышление) имеют общую природу, подчиняются одним и тем ...

Очерк теории практического мышления
Мышление едино, но имеет различные виды и формы [123]. Некоторые из них изучены лучше, детальнее, например, теоретическое мышление, мышление академическое, мышление в лабораторных условиях. Это об ...