Нет недостатка в эскимосах, готовых учить жителей Конго, как вести себя в жару.

Станислав Ежи Лец

В последнее время в нашей стране не случайно растет интерес к проблеме конфликта. Можно перечислить лишь часть новых реалий посттоталитарной России, чтобы понять истоки такого интереса: увеличивающийся разрыв в уровне доходов; все больше заявляющая о себе ориентация на самостоятельный бизнес; обострение противоречий между центром и провинцией, государственными и негосударственными формами хозяйственного позиционирования; выборное политическое устройство на многих уровнях и большое количество других явлений говорят о том, что гражданская самостоятельность является одним из самых ключевых обстоятельств выхода российского общества из кризиса. В связи с этими реалиями возникает большое количество ситуаций, столкновений, которые требуют равноправного, горизонтального и самостоятельного урегулирования проблем самими участниками. В то же время участники таких конфликтов чаще всего обращаются к силовому варианту разрешения или к варианту, характерному для России времен крепостничества: "Вот приедет барин, барин нас рассудит". Такие стереотипы поведения в конфликте - вещь далеко не безобидная.

Именно это обстоятельство бросает вызов образованию в целом, и психологическому и педагогическому в частности. Вряд ли можно пожаловаться на отсутствие качественных изданий, посвященных конфликтам. Этот дефицит уже явно преодолен. Довольно обширен и список изданий, в которых содержатся рекомендации по ведению переговоров. Ситуация выглядит парадоксально: с одной стороны, у нас много материалов, дидактических и психологических разработок и рекомендаций, позволяющих развивать конфликтную компетентность, с другой стороны - традиции общества и само устройство образования такую компетентность никак не поддерживает. По-прежнему, за небольшим исключением, конфликты в обществе и в образовательных институтах решает "барин", или предпринимаются попытки буквального подавления другой стороны. По-прежнему жизнь учащихся и трудящихся "отформатирована" таким образом, что ориентирует на внешние ресурсы, на апелляции к формам борьбы, причем зачастую борьбы не умов, а статусов. Так, в современном образовании достаточно очевидно доминируют традиционная учебно-предметная ориентация и формальные критерии успешности.

Мы не умаляем важности изучения традиционных учебных предметов, но считаем, что особо значимым сегодня является не только рост общекультурной осведомленности и формальных знаний, но и рост инициативы и самостоятельности учащихся, развитие глубины и основательности мышления, коммуникативных и организационных умений. В связи с этим, изучение данного курса ориентировано не только на оформление того, что было известно, но недостаточно оформлено для представления себе, не только на обнаружение, открытие нового знания об изучаемом явлении, но и на формирование умения работать с конфликтом случившимся и строить, проектировать и конструировать конфликт необходимый. Это является основанием для построения этой части курса.

Самый большой, на наш взгляд, недостаток работ, посвященных образованию в области конфликтов, связан с определенной точкой зрения, которая утверждает, что учебные курсы могут выступить ключевым средством решения проблемы роста гражданских умений, в частности - роста конфликтной компетентности. Для нас важно, чтобы те, кто взялись за изучение конфликтов, понимали, что предлагаемый здесь материал во многом является рефлексией конфликтов, которые происходят и "прямо здесь", и "за окном этой комнаты". Для нас важно, чтобы происходило обращение к реальным проблемам, к "живым" случаям конфликтов, к актуальным и переживаемым ситуациям слушателей. Понятно, что следование такого рода рекомендациям делает реальную программу весьма далекой от общего единого алгоритма и весьма чувствительной к ресурсам участников, их опыту, ценностям и установкам. Однако в то же время представляется достаточно очевидным и то обстоятельство, что овладение конфликтами зависит от эффективного освоения навыков конструктивного поведения в конфликтах, от конструктивистского отношения к конфликту как явлению общественной жизни. Здесь важно еще раз подчеркнуть, что для нас гарантией неразрушительности конфликта является его проект. Все остальное, строго говоря, нельзя назвать полезным (направленным на разрешение противоречия) конфликтом. В данном контексте столкновение, не имеющее собственного проекта, не является нормальным конфликтом - это суть конструктивного подхода. Именно поэтому ключевую задачу практических занятий мы видим в том, чтобы овладеть им.

Опыт проведения занятий, построенных на идеях конструктивного подхода, показывает, что невероятно трудно строить такую организацию совместной деятельности, в которой все время необходимо удерживать два направления: на работу собственно с предметом интереса (притязания), и на работу с той стороной, у которой есть притязания на этот же предмет, даже с теми участниками, которые достаточно отчетливо представляют себе функциональную необходимость конфликтов и имеют ясную продуктивную ориентацию. В свою очередь, практическое занятие только тогда дает ожидаемые результаты, когда удается достичь согласования этих двух направлений.

Страницы: 1 2 3

Смотрите также

Психотерапия (поведенческая психотерапия)
Психотерапия - это наука о влиянии слова на психику, а через нее на весь организм человека с целью сохранения и восстановления здоровья. Инструментом влияния является язык врача. Применение психотера ...

Хаинц Гартманн и современный психоанализ
Хайнц Гартманн (1894—1970), выдающийся психоаналитик второго поколения, был одним из тех, кому выпало продолжить пионерскую работу, начатую в первые десятилетия XX века Фрейдом и его соратниками. ...

Методический инструментарий для учебных занятий по анализу конфликтов и ведению переговоров
Будьте самоучками - не ждите, чтобы вас научила жизнь. Станислав Ежи Лец Особенности психологического экспериментирования, при котором предметом моделирования и изучения является конфликт, состоят ...