Если в наших отечественных работах, как уже говорилось, проблемы практического мышления вызревают на почве психологии труда, заимствуя ее термины и нормы, то работа С. Скрибнер имеет совсем иной источник — межкультурные исследования [70]. «Мой интерес к функциональным теориям мышления вырос из попытки понять формирующую роль культуры в развитии познания», — пишет она. Межкультурное исследование, по мнению С. Скрибнер, показывает зависимость функциональных систем навыков от социально ориентированного опыта. Исследуя использование письменности одним из народов, автор вынуждена была рассматривать письменность не как «деятельность с письменным языком», а как понятие, применяемое по отношению к изменяющейся и открытой совокупности операций с письменным языком.

Тогда опыт — это, по мнению С. Скрибнер, активное участие индивида в реализации какой-либо цели, что включает социально-организованные системы знаний и технологии, включая и символические системы. Так, написание письма с целью возврата долга включает: 1) знание письменности, 2) правил составления текста и 3) знание существа дела: «оно требует способности использовать инструменты, которые культура дает для составления письменного сообщения. Написание письма связано с другими целенаправленными действиями, которые требуют определенных знаний и компонентов навыков и имеют один и тот же объект. Вместе эти действия составляют «грамотность» [172, с. 6]. С. Скрибнер подчеркивает родство грамотности с другими культурно организованными действиями, включающими различные технологии и символы. Деятельности шитья, навигации, ткачества, описанные в ряде межкультурных исследований, также как письмо, содержат различные технологические структуры и когнитивные навыки, включенные в ту или иную специфическую деятельность. Такой функциональный подход, по мнению С. Скрибнер, дает возможность интеграции социокультурного и психологического уровня анализа. Причем, одним из способов определения характеристик систем когнитивных навыков (связанными с интеллектуальными требованиями к деятельности), является изучение их функционирования в этой деятельности. «Иначе говоря, — пишет С. Скрибнер, — сама деятельность должна стать предметом когнитивного анализа» [172, с. 7]. Как увидим из дальнейшего изложения, ее исследовательский поход очень мало отличается от нашего.

Исследование мышления в контексте деятельности могло сочетать в себе несколько методических приемов. Методы наблюдения, например, необходимы для того, чтобы определить, каких заданий требуют определенные виды деятельности, чтобы описать их характеристики и обнаружить ограничения, которые накладывает среда. Группа исследователей под руководством С. Скрибнер воспользовалась для изучения «интеллектуальной деятельности в контексте» средой промышленного предприятия, которая накладывает жесткие ограничения на эти виды деятельности. Функциональные требования систем производства определяют виды трудовой деятельности как в техническом, так и в социальном аспекте.

И далее С. Скрибнер перекидывает мост между наработанным и развиваемым в статье подходом, характерным для межкультурных исследований, и проблемой практического мышления, изучаемого в контексте производственной деятельности. «Мы можем рассматривать, — пишет она, — по некоторым соображениям завод как аналог «культуры». Профессиональная деятельность социально организована, имеет социально определенные цели и использует и культурно-специфические области знания и технологии» [172, с. 9].

Практический интеллект здесь С. Скрибнер сопоставляет с общим и академическим интеллектом, предполагая, что исследование поможет преодолеть наше незнание их природы.

Экспериментальное исследование проводилось на молокозаводе. Изучение «этнографии завода» сменилось естественным наблюдением в нормальных условиях (основные стратегии, разброс результатов и т.п.). Затем были выдвинуты основные гипотезы о факторах, по-видимому, влияющих на вариабельность, а потом эти гипотезы проверялись в специальных более жестких условиях (на моделях). Сравнивалось выполнение этих заданий новичками и опытными рабочими, что позволило учесть влияние опыта. Главными результатами исследования, которое мы опускаем, С. Скрибнер считает новый методический подход и методологические достижения.

Страницы: 1 2

Смотрите также

Проблемная ситуация и процесс практического мышления
Сегодня общепризнанным стал тезис С.Л. Рубинштейна о том, что мышление едино, что его различные виды (например, практическое и теоретическое мышление) имеют общую природу, подчиняются одним и тем ...

Психоанализ в Восточной Европе
Изначально понятие «Восточная Европа» использовалось как чисто географическое наименование. К нему относили местность и государства восточный части Польши, европейскую Россию и Украину, Прибалтику ...

Хаинц Гартманн и современный психоанализ
Хайнц Гартманн (1894—1970), выдающийся психоаналитик второго поколения, был одним из тех, кому выпало продолжить пионерскую работу, начатую в первые десятилетия XX века Фрейдом и его соратниками. ...