Свойства мира — податливости — знает профессионал, знает инструментально. Каждая податливость как событийное обобщение непременно соотносится с некоторым определенным инструментом — способом. В этом смысле инструмент — способ отражает эти свойства мира. Эта пара «инструмент — способ» нам кажется очень важным моментом в практическом мышлении, в возникновении и использовании опыта, «базы знаний».

Они — инструмент и способ — связаны друг с другом, соответствуют один другому. Вместе с тем, способ — компонент психики, явление идеальное, а инструмент материален и, «объективно говоря», не содержит в себе ничего психического. Если воспользоваться упрощенной схемой Дункера, можно представить себе, как в проблемной ситуации субъект постигает основание конфликта, что и позволяет ему найти функциональное решение.

Именно здесь выступает на передний план специфика практического мышления у человека, т.к. воплощение функционального решения связано со способом его осуществления и с инструментом, которым оно должно быть реализовано. Но инструмент должен быть в распоряжении профессионала, он должен присутствовать в арсенале средств. В то же время способ должен быть хорошо знаком, освоен, субъект должен владеть способом.

Отсюда видно, что ядром событийного обобщения должен быть способ — инструмент, который как раз переводит, преобразует объект из одного состояния в другое, учитывая и используя при этом ситуацию, ее условия.

Вопрос, который недавно был поставлен [64], вопрос о том, является ли практическое мышление высшей психической функцией, находит, таким образом, свое развитие. Как известно, Л.С. Выготский считал «употребление орудий» видом опосредствующей деятельности наряду с «употреблением знаков». Применение вспомогательных средств, переход к опосредствующей деятельности в корне перестраивает всю психическую операцию, считает он, называя обе эти функции вместе (употребление орудий и употребление знаков) термином высшая психическая функция. Вместе с тем Л.С. Выготский специально говорит о значительных различиях между ними: они «столь различны, что и природа применяемых средств не может быть одной и той же в обоих случаях» [14, с. 125]. «Орудие имеет своим назначением, — пишет он там же, — служить проводником воздействий человека на объект его деятельности, оно направлено вовне, оно должно вызвать те или иные изменения в объекте, оно есть средство внешней деятельности человека, направленной на покорение природы. Знак ничего не изменяет в объекте психологической операции, он есть средство психологического воздействия на поведение — чужое или свое, средство внутренней деятельности, направленное на овладение самим человеком; знак направлен внутрь» [14, с. 125].

Стремясь подчеркнуть различия между «двумя линиями» развития опосредующей деятельности, Л.С. Выготский не останавливается на очень важных моментах, касающихся роли инструмента в развитии «психических функций» человека. Ведь известно, что орудие является не только проводником воздействий человека; что хотя орудие направлено вовне, оно меняет и самого человека. Мысли об этом, идущие от Гегеля и Маркса, мы находим у ряда авторов. Однако, как и у классиков философии, они представляют из себя лишь метафоры. «Применяя орудие, — пишет К.Р. Мегрелидзе, — человек не только изменяет внешнюю природу, но в процессе этого изменения он изменяет также самого себя, свои потребности, свою физическую конституцию и свои естественные органы» «Человек, — говорит К. Маркс, — использует механические, физические, химические свойства тел для того, чтобы в соответствии со своей целью заставить эти силы действовать на другие тела» [88, с. 121]. Анализируя марксовскую концепцию человеческой деятельности, С.Л. Рубинштейн говорит, что «деятельность человека — не реакция на внешний раздражитель, она даже не делание, как внешняя операция субъекта над объектом, — она «переход субъекта в объект» [126], она — «опредмечивание субъекта». Но в объективировании, в процессе перехода в объект, формируется сам субъект, в труде, в самой деятельности человека, преобразующей мир, формируется его сознание И, что особенно интересно, по С.Л. Рубинштейну материал для его деятельности дан субъекту в качестве общественного продукта [126].

Страницы: 1 2 3 4

Смотрите также

Методический инструментарий для учебных занятий по анализу конфликтов и ведению переговоров
Будьте самоучками - не ждите, чтобы вас научила жизнь. Станислав Ежи Лец Особенности психологического экспериментирования, при котором предметом моделирования и изучения является конфликт, состоят ...

Творчество Вильгельма Райха и его последователей
Вне всякого сомнения, Вильгельм Райх — одна из самых неоднозначных фигур в истории психоанализа. Мы обязаны Райху тем, что терапевтическая техника психоанализа стала доступна для систематического ...

Психоаналитическая концепция мазохизма со времен Фрейда: превращение и идентичность
Проблема мазохизма, рассматриваемая с позиции психоаналитической теории, излагается в данной статье в двух разделах. Вначале будет представлена фрейдовская концепция, разработанная в рамках первой ...