Выделяемые иногда «препятственный» и «познавательный» типы проблемной ситуации являются по-видимому упрощенными вариантами, удобными для анализа сути явления. В реальной, например, производственной действительности препятственный и познавательный компоненты присутствуют, сосуществуют в большинстве случаев. Тем не менее удобно воспользоваться этими упрощенными моделями для обсуждения нашей проблемы.

Мы соглашаемся также и с тем, что «мышление как процесс и мышление как деятельность — это два аспекта одного и того же явления. Мыслительная деятельность — это всегда вместе с тем и процесс мышления — это или сама деятельность в определенном ее аспекте, или компонент её» [127, с. 320]. Для простоты представим себе деятельность, осуществляющуюся успешно на уровне навыков. Перед нами сменяющие друг друга «деятельностные» ситуации, имеющие соответствующее известное строение. Но вот некоторая очередная ситуация характеризуется тем, что деятельность дальше осуществляться не может — пока неясно, почему. Ситуация становится проблемной и приобретает иное строение, т.к. возникает мыслительный процесс. В «препятственном» случае деятельность встретила в ходе своего осуществления некоторую преграду, «препятствие»: теми же средствами и способами её протекание становится невозможным. Обнаруживается некоторый конфликт: дальнейшее успешное осуществление прежними средствами и способами оказывается невозможным, нужно что-то менять. И задача мышления — выявить причины конфликта, определить пути его преодоления, воспроизвести эту же деятельность, изменив условия, средства,. способы, или изменить деятельность, учитывая специфику ситуации. В конечном итоге мышление ищет причины, пути, новые средства — способы, новые подструктуры деятельности.

Даже в самой простой схеме (когда «мышление начинается с проблемной ситуации, а сама эта ситуация «препятственного» типа) проблемная ситуация — это обнаружение недостатка знаний, а мышление, познание — это наилучший путь её разрешения. В случае «познавательной» проблемной ситуации деятельность приостанавливается, т.к. изменения происходящие в потоке сменяющих друг друга «деятельностных» ситуаций, оказываются не такими, которые ожидались. Хотя деятельность могла бы, кажется, и дальше успешно продолжаться, она все-таки приостанавливается, т.к. в очередной ситуации обнаруживается что-то непонятное. Однако в этом случае тем более речь идет о поиске нового, неизвестного, о познании.

Наши рассуждения вполне согласуются и с тезисом С.Л. Рубинштейна: «Каков бы ни был исходный мотив включения в мыслительную деятельность, но, когда включение совершилось, в ней неизбежно начинают действовать мотивы познавательные, желание узнать что-то, еще неизвестное» [126, с. 15].

Внешняя, неспецифическая «деятельностная» мотивация мышления остается все той же, ее влияние «прорывается» и в ходе мыслительного процесса, когда действуют познавательные мотивы, — ее роль возрастает в затруднительные моменты анализа [98, с. 78]. Однако мыслительный процесс, оставаясь включенным в деятельность, оказывается относительно независимым от неё.

Как мышление оказывается и процессом и деятельностью, например, ее компонентом, — так и проблемная ситуация, оставаясь ситуацией деятельности, приобретает новые свойства — конфликтность, противоречивость, специфически познавательную мотивацию — и оказывается ситуацией возникающего мышления.

Проблемная ситуация — это компонент как деятельности, так и мышления возникающая, когда в продолжающейся деятельности, в одной из ее ситуаций, обнаруживаются рассогласования, возмущения, препятствующие ее дальнейшему протеканию. И в то же время это уже ситуация начинающего мышления, его самая ранняя зачаточная стадия, которая лишь (возможно) станет развиваться в развернутый мыслительный процесс. Проблемная ситуация выступает связующим звеном мышления и деятельности, являясь их элементом, но уже не отвечая полностью требованиям того и другого. В этом смысле она заслуживает дальнейшего изучения, особенно как ситуация некоторой деятельности.

Задание и проблемная ситуация

В работе А.М Матюшкина проводится сопоставление задачи и проблемной ситуации, убедительно показано, что это принципиально различные понятия [86]. Для нас важно, что сама по себе задача, учебное, интеллектуальное задание не содержит в себе ничего психологического. Субъект еще не включен, задание, как и задача, может существовать само по себе, без субъекта. Для того, чтобы задача стала решаться, задание выполняться, нужно принятие этого задания. Только после этого будет происходить выполнение задания, решение задачи, субъект начнет осуществлять некоторую деятельность. В ходе осуществления деятельности может возникнуть проблемная ситуация, которая, возможно, является началом мыслительного процесса.

Если вспомним традиционную картину возникновения проблемной ситуации, то станет ясно, что в ней речь идет об уже осуществляющейся деятельности, внутри которой и появляется ситуация, претендующая на проблемность. Но в случае с школьной задачей, с заданием, предполагается, что испытуемый сначала должен включиться в деятельность (по решению задачи, по выполнению задания), и лишь потом эта хитро задуманная деятельность приведет его к проблемной ситуации.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Смотрите также

Учетная политика
Под учетной политикой хозяйствующего субъекта в соответствии с ПБУ 1/98 "Учетная политика предприятия" понимается принятая ею совокупность способов ведения бухгалтерского учета первичного ...

Методический инструментарий для учебных занятий по анализу конфликтов и ведению переговоров
Будьте самоучками - не ждите, чтобы вас научила жизнь. Станислав Ежи Лец Особенности психологического экспериментирования, при котором предметом моделирования и изучения является конфликт, состоят ...

Психоанализ в Восточной Европе
Изначально понятие «Восточная Европа» использовалось как чисто географическое наименование. К нему относили местность и государства восточный части Польши, европейскую Россию и Украину, Прибалтику ...