РАБОТА С ТРАНСФЕРОМ

После обсуждения врача с пациентом первоначального разочарования, причиной которому является трансфер, после возникновения рабочего альянса (хотя бы в зачаточной форме), психотерапевт должен быть очень внимателен к тому, как общается с ним больной. Хотя такие отношения, кажется, носят лишь деловой характер или проявляются в виде расспросов о способах увеличения эффективности лечебного процесса, пациент обязательно использует любое взаимодействие, чтобы преломить настоящее в стиле прошлого и каким-то образом отреагировать "принуждение к повторению". Пациент таким образом формирует и разыгрывает трансферную реакцию с терапевтом.

Часто на этом этапе лечения пациент начинает проявлять любопытство в отношении самого врача или же жалуется на то, что, по его мнению, терапевт не уделяет достаточно внимания его проблемам. Иногда пациент может проявлять полное безразличие к усилиям психиатра, проводящего психотерапию, или же может утверждать, что психиатр добился таких успехов, что пора прекращать лечение. Здесь возможна любая реакция.

Существуют определенные правила, которые помогают терапевту работать с трансфером на этом этапе лечения. Терапевт всегда должен проявлять интерес к тому, что о нем или ней думает пациент, какие чувства испытывает и не позволять себе считать слова пациента нейтральными замечаниями о некоем абстрактном опыте. Для того, чтобы помочь пациенту понять трансфер и приступить к развитию у него способности .работать с ним, психиатр должен привлечь внимание больного к этой направленности его мыслей. Так, терапевт может попросить пациента рассказать ему о том, что он думает о своем враче (см.таблицу 5-2).

src=

Это в какой-то мере больше сфокусирует внимание как терапевта, так и больного, позволит создать более подробную картину трансфера, о чем можно судить из нижеследующего примера:

"Один мужчина, которому было за тридцать, обратился за помощью к врачу в период первой беременности его жены в связи с растущей тревогой. Спустя шесть месяцев, когда приближался срок рождения ребенка у его жены, он начал говорить о прекращении лечения. Он утверждал, что психиатр оказал ему огромную помощь, что теперь он может продолжать жить, как прежде, выражал ему свою благодарность и пр. Но психиатр понимал, что у этого пациента еще немало конфликтов, которые причиняют ему беспокойства. Они мешали ему реализовать до конца свой творческий потенциал в школе, на работе, в его взаимоотношениях с близкими друзьями и родственниками. Терапевт также чувствовал, что он дал об этом понять своему больному. Психиатр считал, что в контексте трансфера этот разговор о прекращении лечения следует понимать как проявление сопротивления, способ избежать дальнейшей терапии, которая могла выявить природу бессознательных импульсов и страхов пациента."

Тогда психиатр прибегнул к методу привлечения внимания своего пациента к трансферу с помощью прямого вопроса: "Вы сказали, что я вам оказал большую помощь и даже похвалили меня. А теперь расскажите мне, что вы чувствуете по отношению ко мне в настоящий момент. Каковы ваши мысли обо мне, тем более что мне кажется, что нам предстоит еще немало поработать вместе". Пациент ответил, что в данный момент он чувствует раздражение, так как считает вопрос психиатра несколько навязчивым. Тогда психиатр попросил его развить дальше свою мысль, подчеркивая, что ему хотелось бы знать, какие именно чувства испытывает он по отношению к нему как к навязчивой личности. Отвечая на этот вопрос, мягко поставленный терапевтом, пациент выразил сомнение в том, что терапевт был на самом деле заинтересован в оказании ему помощи, а скорее всего преследовал свои собственные научные интересы. Затем терапевт искусно заметил, что, вероятно, пациент не хотел высказывать эту идею прежде и поинтересовался, не видит ли он каких-то иных проблем в их отношениях. В результате был выявлен целый список жалоб на психиатра, выраженных со скрываемым прежде гневом.

Выложив все, что у него было на душе, не услыхав при этом ни слова неодобрения со стороны терапевта, пациент вновь оказался восприимчивым к терапии, которая на протяжении следующих двух месяцев сосредотачивалась на его взаимоотношениях со своим властным и эгоистичным отцом, на тех воспоминаниях, которые лежали в основе его ранней трансфер-ной реакции. Важность этого примера заключается в том, что привлечение внимания к трансферу и к его действию как препятствию для дальнейшего раскрытия причин заболевания дало возможность пациенту продвинуться вперед. Если бы терапевт оказался человеком, не способным терпимо относиться к чувствам больного и анализировать их бесстрастно в обстановке полной безопасности для пациента и своего нейтралитета, то проводимое им лечение, конечно, пошло бы насмарку и завершилось бы преждевременно.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Смотрите также

Психоаналитическая концепция мазохизма со времен Фрейда: превращение и идентичность
Проблема мазохизма, рассматриваемая с позиции психоаналитической теории, излагается в данной статье в двух разделах. Вначале будет представлена фрейдовская концепция, разработанная в рамках первой ...

Организация рационального питания
Изучение радиационных воздействий на организм человека показывает, насколько опасно влияние радиации. Причем, как показали последние исследования, действия малых доз радиации на человека в большой ...

Проблемная ситуация и процесс практического мышления
Сегодня общепризнанным стал тезис С.Л. Рубинштейна о том, что мышление едино, что его различные виды (например, практическое и теоретическое мышление) имеют общую природу, подчиняются одним и тем ...