• согласующийся и дополнительный виды контртрансфера

Существует два вида контртрансферных реакций: "согласующаяся" и "дополнительная". Эти реакции соответствуют идентификации с эмоциональной позицией пациента или же идентификации с позицией какой-то личности из его прошлого (обычно один из его родителей). (См. таблицу 6-1.)

Таблица 6-1.

src=

В описанном выше небольшом примере из клинического опыта возникшие у терапевта болезненные чувства в связи с его недооценкой представляли собой согласующийся контртрансфер, — терапевт эмпатически переживал обычное эмоциональное состояние пациента. Если бы терапевт оказал сопротивление такой болезненной девалюированной согласующейся идентификации и оказал в целях самозащиты сопротивление с помощью реактивной критичности и враждебности, то в таком случае терапевт проявил бы дополнительный контртрансфер, занимая позицию какой-то значимой личности из прошлой жизни пациента. В этом случае клиницист играл бы роль критически настроенной матери, образ которой теперь стал через процесс интернализации частью гиперкритичного сознания пациентки.

Контртрансфер обладает громадной эмоциональной силой. Дополнительный контрасфер может подорвать обычно доброжелательно нейтральную позицию терапевта, может привести к повторам в лечении, а не к успешной работе по ликвидации детских конфликтов. И, наоборот, использование контртрансфера для формулирования и подачи интерпретаций может стать одним из самых действенных терапевтических инструментов, как о том говорит следующий пример:

"Спустя несколько месяцев, продолжая лечение, эта, описанная выше, эмоционально заторможенная и отстраненная школьная учительница, с какой-то особой горечью и печалью отстаивала свое твердое убеждение в том, что она уже больше никогда не выйдет замуж. Она утверждала, что все мужчины по натуре властны и жестоки. По сутч дела, во всех своих любовных делах она не испытывала ничего, кроме разочарования и ощущения, что она подвергается эксплуатации. После продолжительной борьбы с собой она призналась терапевту о своей сексуальной фантазии, которая преследовала ее всю жизнь и включала мотив жестокого к себе отношения со стороны властного и сверхкрити-чески настроенного мужчины. Тогда терапевт указал пациентке на ее пророчество, которое исполнилось. Ведомая садо-мазохистской сексуальной идеей, пациентка бессознательно искала таких мужчин, которые могли бы ее соблазнить, а затем предать — такой сценарий повторялся раз за разом. Пациентка неожиданно впала в ярость и ринулась в атаку на терапевта за его "клеветническую" интерпретацию. Терапевт был поражен свирепостью такого наскока. Он был рассержен, занял оборонительную позицию, но также внутри чувствовал смутную вину, думая, что, может, его вмешательство оказалось нетактичным, раз оно вызвало такую бурную, полную неуважения к нему реакцию. Но терапевт сдержался и обдумывал ситуацию молча. Затем, поразмыслив, он сказал, что отлично понимает все трудности, связанные с откровенными признаниями пациентки о своих сексуальных влечениях, и что, может, благодаря своей высокой чувствительности, она воспринимает терапевта как еще одного соблазнительного и презрительного мужчину, который пригласил ее к близости, а затем оскорбил ее. Пациентка согласилась с такой формулировкой, а затем и с той первоначальной интерпретацией, которая так ее разгневала".

Пациентка цеплялась за идею о том, что все мужчины жестоки, так как для нее было еще больнее признать, что ее фантазии привели к серии любовных историй, обернувшихся унижением. Терапевт раздумывал про себя о том, что его первая интерпретация создавалась на основе как сопереживающих конструктивных импульсов с целью информирования пациентки и облегчения ее страданий, так и раздражения в связи с угрюмой депрессией пациентки, ее пораженчества и упрямо мрачными представлениями о роде человеческом. Слишком долгие размышления терапевта о своей виновности в агрессии — это ловушка для него, преграда на пути к выявлению конфликта в психотерапии. Терапевт в этом случае испытал на собственном опыте как согласующийся, так' и дополнительный контртрансфер. Отождествляя себя с опытом пациентки в отношении ее депрессии, безнадежности и фрустрации, он тем самым занял согласующуюся позицию. Его раздражение и неприятие исполненного горечи, гнева, боли состояния пациентки стало идентификацией с критически настроенными и высокомерными родителями пациентки. Терпимое отношение к обоим аспектам, использование их, привели к полезной интерпретации напряженной трансферно-контртрансферной ситуации.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Смотрите также

Психоанализ в Восточной Европе
Изначально понятие «Восточная Европа» использовалось как чисто географическое наименование. К нему относили местность и государства восточный части Польши, европейскую Россию и Украину, Прибалтику ...

Мышление профессионала-практика
Второй этап в развитии взглядов на практическое мышление был подготовлен бурным развитием психологии труда, изучением профессий, разработкой методов оптимизации трудовой деятельности. Тщательное и ...

Творчество Вильгельма Райха и его последователей
Вне всякого сомнения, Вильгельм Райх — одна из самых неоднозначных фигур в истории психоанализа. Мы обязаны Райху тем, что терапевтическая техника психоанализа стала доступна для систематического ...