Период "воссоединения" фазы разделения и индивидуализации — это для них особенно опасное время. Именно в это время начинающий ходить ребенок должен чувствовать себя в достаточной безопасности, чтобы приступить к исследованию окружающего мира самостоятельно, но при условии, что мать будет постоянно для него доступна и от нее он может в любой момент получить эмоциональную "дозаправку". Из-за высокой степени конституционной агрессивности и чрезвычайно интенсивной амбивалентности и враждебности, проявляемой в диаде мать — ребенок, эти дети никогда не чувствуют себя в полной безопасности. Они постоянно неуверены, что их мать (и позже другие люди в их жизни) испытывает по отношению к ним позитивные чувства и понимает их потребности.

Возикновение чувств "исходного доверия" и "постоянства объектов" есть выполнение главных задач раннего "этапа развития личности. Не достигнув таких вех в своем развитии, ребенок (а позже и взрослый человек) становится слишком уязвим для "страха аннигиляции". Такой всепоглощающий страх переводит опыт обычного жизненного кризиса в ситуацию, при которой он испытывает постоянную угрозу своей жизни. Такое беспокойство пограничный пациент старается связать и поставить под свой контроль с помощью своих примитивных защитных механизмов, таких как расщепление, отрицание, проекция и т.д. Именно этот страх подлежит мобилизации и, если дела пойдут хорошо, смягчению при применении интенсивного курса психотерапии для лечения взрослого пограничного больного. Интенсивность "страха аннигиляции" приводит к укреплению защитных механизмов таких пациентов, в связи с чем их лечение и вопросы, связанные с трансферно-контртрансферными взаимоотношениями, становятся весьма трудным делом для терапевта, которому в таком случае предстоят серьезные испытания.

Самые большие трудности пограничные пациенты испытывают при необходимости доверять другим, им трудно поверить в свою безопасность, чувствовать себя целостными, заслуживающими уважения людьми, которые могут "пробиться" в этом мире. Однако клиницист не должен просмотреть тот факт, что у таких пациентов имеются конфликты и на эдиповом уровне, как и у большинства невротических больных. Вопросы, связанные с их ранним развитием, переносятся ими на более позднюю стадию развития и связываются с задачами консолидации своей половой идентификации и разрешения проблем сексуального соперничества (эдипов конфликт). Все происходит, как в разворачивающейся перед глазами драме жизни — никто в ней совершенно не "проваливается" и никому не заказана дорога от перехода в следующий класс. Нас щэдталкивают вперед к конфронтации с трудными вопросами, независимо от того, готовы мы или не готовы к их разрешению, и мы несем в себе неразрешенные конфликты из более ранних стадий жизни. Все эти неразрешенные вопросы сливаются с тревогами более поздних стадий развития.

Так, будущий пограничный пациент, не будучи уверенным в преимущественно позитивном отношении со стороны матери, чувствуя себя уязвимым в этом мире, преждевременно может сблизиться с отцом и испытать интенсивный и преждевременный эдипов конфликт. Таким образом ребенок пытается разрешить половой и генитальный (сексуальный) конфликты и в то же время добиться успокаивающей близости, которую он недополучил в отношениях с матерью. Так, когда при лечении психотерапией пограничного больного сексуальные конфликты мобилизуются в трансфере, клиницисту неизбежно придется столкнуться с наслоением интенсивного чувства тревоги.

Очень часто такие больные более охотно и более открыто обсуждают с терапевтом эротические конфликты, привязанности, проявления ревности, чем невротические пациенты. Такая открытость происходит из того, что некоторая избыточная "сексуальная озабоченность'" служит для маскировки более глубоких и болезненных проблем недоверия и недостаточного "постоянства объектов".

В НАЧАЛО ПСИХОТЕРАПИИ

Приступая к психотерапии с пограничными пациентами, терапевт должен иметь в виду несколько важных вопросов, чтобы правильно диагностировать и осуществлять контроль за их опасным отреагированием. Отреагирование может быть частью предъявляемых жалоб или может возникать на раннем этапе лечения из-за быстроты развития интенсивного трансфера. Хорошим подспорьем для правильной оценки потенциала ярости и самодеструкции больного может стать его история, особенно сообщения о таких событиях, которые приводили его в прошлом к госпитализации, попыткам самоубийства и прочим проявлениям регрессии.

Клиницист должен быть хорошо подготовлен, чтобы совладать с регрессиями пациента и его стремлением к самоуничтожению (см. таблицу 11-2).

Терапевт может пригласить дополнительного врача с тем, чтобы тот взял на себя медикаментозное лечение, а также «социального работника для того, чтобы проследить за больным и помочь ему привести в порядок свою повседневную жизнь. Важно также иметь договоренность с больницей, структурами, оказывающими ургентную психиатрическую помощь, а также иметь возможность доступа к больному по телефону, особенно в выходные дни и во время отпусков. Кроме того, терапевт должен более глубоко проанализировать то, что пограничный больной предоставляет ему, рассказывая о событиях своей жизни, а также то, что тот пытается донести до него, обращаясь во время сеансов, чем это можно делать с больным, имеющим не столь серьезные расстройства. У пограничных больных манифестации суицидальных или иных опасных эмоциональных констелляций могут являться в странной и как бы лишенной эмоций форме именно потому, что им столь трудно доверять и они используют механизмы отрицания болезненных чувств.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Смотрите также

Организация рационального питания
Изучение радиационных воздействий на организм человека показывает, насколько опасно влияние радиации. Причем, как показали последние исследования, действия малых доз радиации на человека в большой ...

Творчество Мелани Кляйн
Разработав аналитический метод лечения маленьких детей, Мелани Кляйн создала инструмент, позволивший ей проникнуть в глубины психики и сделать новые открытия, относящиеся к раннему развитию челове ...

Фрейдовские соратники
Наряду с очерками о личности и творчестве Фрейда мы решили рассказать также о двух, пожалуй, наиболее выдающихся фрейдовских учениках: Карле Абрахаме и Шандоре Ференци. Невозможно даже просто сос ...