Несмотря на существование всех этих относительно слабых мест своей психики, пациент должен продемонстрировать свою способность к развитию доверия в межличностных отношениях. Хотя пациент может оказаться неспособным удержать чувство безопасности в своих мыслях и фантазиях, но он или она должны быть способны признать безопасность в реальности, если им это надлежащим образом объясняется и наглядно демонстрируется. Стабильная, пусть и ограниченная, работа с терапевтом, а также наличие общения представляют собой добрый прогностический знак. Тот пациент, который обладал позитивным опытом в отношении одного из своих родителей или старшего брата или сестры, которого воспринимали как нормального человека или, по крайней мере такого, "который делал все, что мог", часто добивается лучших результатов при таком виде психотерапии.

Клиницист должен время от времени вспоминать, что существуют альтернативные поддерживающей психотерапии вмешательства, когда дело касается пациента с ярко выраженными "эго-дефицита-ми". Советы, реабилитационные программы, манипуляции с окружением — таковы эффективные вмешательства в случае, если поддерживающая психотерапия не показана. Кроме того, медикаментозное лечение тоже может оказаться в этом случае эффективным.

Без психотерапии, однако, при хронических заболеваниях ни медикаментозное лечение, ни межличностные или социальные вмешательства не приведут к желаемому успеху. Напротив, все эти вмешательства можно проводить через психотерапевтическую работу.

ТЕХНИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ

Глубинное понимание пациентом истории развития и своего защитного стиля настолько же важно для поддерживающей психотерапии, как и для всех прочих видов психоаналитически ориентированных психотерапии. Только вооружившись такими знаниями, терапевт может точно оценить создавшийся терапевтический альянс, понять, где и каким образом усилить защитные механизмы пациента, осознать, когда и каким образом работать с трансфером. Таковы основные аспекты того, что мы сокращенно называем "поддержкой", хотя это

— довольно сложная для понимания концепция, реализация которой требует высокого мастерства.

Укрепление хороших рабочих взаимоотношений с пациентом

— это первоочередная задача в поддерживающей психотерапии. Постоянная, предсказуемая доступность терапевта составляет суть терапевтических взаимоотношений и является новым опытом в жизни пациента (см.таблицу 12-2).

src=

В силу того, что раппорт в поддерживающей психотерапии не создается благодаря наблюдению передачи пациентом своих чувств в каждый момент терапии или своего отношения к терапевту, как это происходит в психодинамической психотерапии, взаимоотношения с врачом носят совершенно иной характер. Здесь взаимоотношения доктор — пациент носят более направляющий, менторский характер.

Рабочие отношения, доверие и чувство безопасности возникают из понимания терапевтом сложных чувств пациента в каждый момент терапии. Когда пациент прибегает к проекции и начинает описывать окружающие его опасности, то опытный терапевт отдает себе отчет в растущей внутри пациента агрессии и стремится найти то, что может оказаться каким-то неисполненным агрессивным желанием или активацией какого-то деструкт тивного порыва, возникшего в ходе идентификации с ненавистным родителем. Так, используя психодинамическое понимание жизни пациента, терапевт может задать, например, такой вопрос: "Ну, каковы ваши планы в отношении поисков следующего места работы?", или выразить в измененной форме охвативший пациента гнев: "Вы почувствовали гнев своего босса и, конечно, захотели проявить свой собственный". Способность терапевта оказать пациенту поддержку основывается на понимании клиницистом нынешнего конфликта пациента, состояния его защит и трансфера. Вооружившись такими знаниями, терапевт может предпринять вмешательство через выражение чувств, охвативших пациента, но в измененной, приглушенной форме, признание успехов пациента и обеспечение "поддерживающей обстановки", пользуясь которой пациент может отложить или подавить свою реакцию, что замедляет его социальное снижение.

Часто повторяемое утверждение, что терапевт дает советы, является, по сути дела, недопониманием того, что же происходит на самом деле в хорошей психотерапии. Пациент, проходящий поддерживающую психотерапию, не в меньшей степени склонен к амбивалентности и обычно отвергает совет, как и любой другой. Не нужно считать, что осуществляющий поддерживающую психотерапию терапевт умнее, чем другие! Будет более точным предравить действия такого терапевта как организационные и исследовательские альтернативы.

Когда терапевт советует пациенту взять такси и приехать к нему на прием, то клиницист тем самым обеспечивает сиюми нутную организацию внутренней и внешней жизни пациента, и это можно сравнить с тем, что происходит при госпитализации. Это часто называют "передачей взаймы" Эго терапевта. Однако, когда пациенту предстоит принять какое-то важное решение, такое как развод, повторный брак, перемена места работы, то терапевт обычно оказывает наилучшую помощь и наилучшим образом сохраняет терапевтический альянс, анализируя все преимущества и все недостатки того или иного варианта выбора вместе с пациентом.

Страницы: 1 2 3

Смотрите также

Творчество Вильгельма Райха и его последователей
Вне всякого сомнения, Вильгельм Райх — одна из самых неоднозначных фигур в истории психоанализа. Мы обязаны Райху тем, что терапевтическая техника психоанализа стала доступна для систематического ...

Хаинц Гартманн и современный психоанализ
Хайнц Гартманн (1894—1970), выдающийся психоаналитик второго поколения, был одним из тех, кому выпало продолжить пионерскую работу, начатую в первые десятилетия XX века Фрейдом и его соратниками. ...

Управленческие процессы
Уровень развития информационного пространства начинает самым непосредственным образом влиять на экономику, деловую и общественно-политическую активность, граждан, другие стороны жизни общества. Ин ...