Как и в предыдущих областях своей работы, уже первое исследование Абрахама оказалось здесь.весьма удачным. Очерк «Сон и миф» (библ. № 14) открывает путь к применению психоанализа к мифологии, по которому затем столь успешно проследовали Ранк, Райк и др. Сравнивая друг с другом сновидения и мифы, Абрахам сопоставил некоторые анализы сновидений с работой о Прометее и мифом о божественном напитке, сумел показать их общее: и то, и другое является продуктом человеческой фантазии, имеющей целью исполнение желания, сами желания в них бессознательны и инфантильны, и то, и другое обнаруживают явления цензуры, образование неологизмов, а также защитные механизмы — вытеснение, смещение, сгущение и вторичную переработку. Он приходит к краткому и блистательному выводу: «Таким образом, миф — это сохранившаяся часть инфантильной душевной жизни народа, а сон — миф индивида» (Abraham 1971, 321). В этой грандиозной работе производит впечатление то, как Абрахам умеет сопоставить полученные им с помощью психоаналитического метода результаты с этимологическими, и то, как одно подкрепляет другое. Здесь снова проявляется четкая логика и последовательность в его жизни: однажды начатое развивается, совершенствуется, а затем в сочетании с другими его талантами и умениями используется для создания лишь одного, но многогранного произведения. Особенно плодотворным оказывается соединение филолога и психоаналитика в работах Абрахама по символике (библ. № 25, 32, 76, 80, 82, 96). Наибольшее впечатление, пожалуй, производит удачное сочетание его различных способностей при создании грандиозного сочинения под названием «Об ограничениях и превращениях любви к зрелищам у психоневротиков и замечания об аналогичных явлениях в психологии народов» (библ. № 43). Психоанализ любви к зрелищам поясняется на этнологическом, этимологическом, мифологическом и фольклорном материале.

Новаторскими для психоаналитической биографики являются его очерки о Сегантини (библ. № 30) и Эхнатоне (библ. № 34). В последней работе он показывает, что Эхнатон сумел сдержать всю свою ненависть к отцу и тем самым может считаться предтечей христианского учения о любви.

Смотрите также

Психоаналитическая концепция мазохизма со времен Фрейда: превращение и идентичность
Проблема мазохизма, рассматриваемая с позиции психоаналитической теории, излагается в данной статье в двух разделах. Вначале будет представлена фрейдовская концепция, разработанная в рамках первой ...

Психоанализ в Восточной Европе
Изначально понятие «Восточная Европа» использовалось как чисто географическое наименование. К нему относили местность и государства восточный части Польши, европейскую Россию и Украину, Прибалтику ...

Фрейдовские соратники
Наряду с очерками о личности и творчестве Фрейда мы решили рассказать также о двух, пожалуй, наиболее выдающихся фрейдовских учениках: Карле Абрахаме и Шандоре Ференци. Невозможно даже просто сос ...