В 1973 году психоаналитик Хендрик Маринус Руитенбик из Детройта издал сборник из 60 статей, написанных учениками, пациентами, родственниками и даже соседями Фрейда, знавшими его лично. Спектр широк, начиная от письма Мари Бонапарт до частного исследования «Первый год врачебной практики Фрейда» (1886—1887) Зигфрида Бернфельда и Сюзанны Кассирер-Бернфельд (Bernfeld, Bernfeld 1952). Качество статей весьма различно, часть из них к тому же значительно сокращена Руитенбиком; кроме того, зачастую явно не хватает пояснительных комментариев. Тем не менее сборник может послужить настоящей сокровищницей для каждого, кто интересуется жизнью Фрейда, и не в последнюю очередь потому, что значительная часть материала не была отражена в биографии, написанной Джонсом, отчасти из-за того, что в то время этот материал еще не был опубликован, отчасти из-за того, что и сам Джонс не знал о его существовании, как, например, в случае с Хильдой Дулитл, чья работа «Дань Фрейду» вышла только в 1971 году, спустя 10 лет после смерти писательницы под псевдонимом — инициалами X. Д.

Интересны также замечания, сделанные Руитенбиком во введении. Так, например, он сожалеет, что смог опубликовать только одно письмо Мари Бонапарт, а не ее личный дневник об отношениях с Фрейдом, который ее наследники держат в тайне. Аналогичная ситуация и с Анной Фрейд, которую он, зная чрезвычайную скрытность семьи Фрейда в подобных вопросах, все же не раз просил написать заметки о своих личных впечатлениях об отце. Впервые выясняется также, что не опубликованы еще две тысячи (!) писем из переписки Фрейда и Ференци.

Впечатление от всех этих документов, какими бы неоднородными они ни были по своему содержанию и стилю, прекрасно выражено издателем в заключении: «Я получил большое удовольствие от работы над этой книгой, в особенности когда удавалось обнаружить маленькие бриллианты фрейдовской мудрости, ответственности, его человечности и теплоты. Надеюсь, что эти небольшие открытия мало-помалу будут способствовать исчезновению мифа, будто бы Фрейд был холодным и отчужденным человеком» (Ruitenbeek 1973, 14).

Антология Руитенбика с подробным указанием источников вполне может быть использована для серьезного исследования в качестве вступления и путевого указателя в разрозненной, отчасти труднодоступной литературе. Книга, безусловно, может послужить серьезным основанием для биографических и научно-исторических исследований, упомянутые сокращения в ней тем не менее не приводят к искажению реальных фактов.

Теодор Райк был одним из первых учеников Фрейда, перенесшим свои воспоминания об учителе и друге на бумагу: «Мы ученики Фрейда» (Reik 1930) и «Тридцать лет с Фрейдом» (Reik 1940). Райк делится также своими воспоминаниями о матери Фрейда. О ней он рассказывает и в другой книге (Freeman 1971). Там же он довольно зло замечает, что (нееврей) Джонс не имел понятия о еврейских основах Фрейда и поэтому в своем трехтомнике ничего не говорит об этом важном источнике фрейдовских идей. О еврейских корнях психоанализа вновь заводит речь в своем частном исследовании Марте Робер (Robert 1974; см. ниже).

В 1946 году, спустя семь лет после смерти Фрейда, появляется книга Ганса Захса «Фрейд: мастер и друг» (Sachs 1946). Захс, как и Райк, жил и работал в ближайшем окружении Фрейда; книга его воспоминаний содержит типичную для подобных работ, написанных коллегами, ошибку — усиленное восхваление великой личности. Этого недостатка не лишена и монументальная работа Джонса (справедливости ради следует вспомнить о рьяных противниках Фрейда, неоднократно высказывавших сомнения в непогрешимости его реального облика, которые, исходя из своих крайне пуританских взглядов, нападали на Фрейда за открытое обсуждение им сексуальности и на этой основе делали вывод о его «испорченной» нравственности, хотя здесь совершенно очевидно обратное).

Бруно Вальтер описывает свои многочисленные визиты к Фрейду в 1906 году (Walter 1946). К тому времени он уже был известным дирижером в Венской опере, как вдруг у него возникли судороги и паралич правой руки, сделавшие невозможным его работу дирижером. После того как множество врачей ничем не смогли ему помочь, он обратился в конце концов к Фрейду, приготовившись к длительному курсу лечения. Он был удивлен, что его не расспрашивали о сексуальном поведении в детстве. Фрейд быстро обследовал руку, выслушал историю Вальтера, а затем спросил, был ли тот когда-нибудь на Сицилии. Там, сказал он, Вальтер смог бы забыть о своей руке, особенно если ему не нужно будет ею пользоваться, но зато ему даны глаза, чтобы смотреть.

Бруно Вальтер последовал совету Фрейда. Он сразу же покинул Вену и отправился кораблем на Сицилию, где ему особенно понравился храм в Агригенте. Однако с рукой не происходило никаких изменений. Вернувшись в Вену, он снова пришел к Фрейду и пожаловался ему. К недоумению Вальтера, Фрейд посоветовал ему в любом случае продолжать дирижировать. Не обращая внимания на сомнения Вальтера в том, возможно ли это, он сказал, что это просто нужно делать. В конце концов Вальтер спросил Фрейда, готов ли тот взять на себя ответственность за возможную катастрофу при выступлении, на что Фрейд ответил утвердительно. Следуя предписанию, Вальтер вновь вернулся к своей деятельности, он дирижировал обеими руками и головой. Спустя несколько месяцев симптомы болезни исчезли.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Смотрите также

Проблемная ситуация и процесс практического мышления
Сегодня общепризнанным стал тезис С.Л. Рубинштейна о том, что мышление едино, что его различные виды (например, практическое и теоретическое мышление) имеют общую природу, подчиняются одним и тем ...

Психоанализ в Восточной Европе
Изначально понятие «Восточная Европа» использовалось как чисто географическое наименование. К нему относили местность и государства восточный части Польши, европейскую Россию и Украину, Прибалтику ...

Психотерапия (поведенческая психотерапия)
Психотерапия - это наука о влиянии слова на психику, а через нее на весь организм человека с целью сохранения и восстановления здоровья. Инструментом влияния является язык врача. Применение психотера ...