На одном психоаналитическом конгрессе Менг, понаблюдав за тем, как Фрейд абсолютно свободно говорит, используя в качестве основы для выступления лишь краткие записи, спросил его, в чем секрет такого умения. Фрейд ответил, что, если человек убежден в том, о чем он намеревается говорить, и располагает при этом достаточным опытом клинической работы, то он будет говорить абсолютно свободно и непринужденно.

Когда Хильда Дулитл, известная американская лирическая поэтесса, начала проходить психоанализ у Фрейда, ей было 47 лет, а ему 77. Позднее она сделала поэтическое описание этой встречи. Анализ начался в 1933 году. В 1934 году, узнав о гибели в авиакатастрофе фрейдовского пациента по прозвищу «Летучий голландец», она вновь приступила к анализу, продолжавшемуся в течение четырех—шести недель. Она пришла с такими словами: «Я вернулась в Вену, чтобы сказать Вам, что очень сожалею». Фрейд ответил: «Вы вернулись, чтобы занять его место». Анализ ее отношения к этому человеку, с которым она разговаривала лишь однажды, и стал краеугольным камнем ее анализа в целом, или, как она выразилась, «столь интимного семейного комплекса».

К Фрейду она пришла по совету Ганса Захса, которого посещала в Берлине: «У меня не было другого выбора; разумеется, я должна была прийти к нему».

Впервые оказавшись во врачебном кабинете Фрейда, она стала разглядывать картины, фигуры и изображения богов. Фрейд сказал, что она была единственным человеком, который, придя к нему, сначала обратил внимание на предметы в комнате и лишь затем на него.

Вскоре после начала анализа Фрейд рассерженно ударил по изголовью кушетки. От неожиданности испуганная поэтесса вскочила, Фрейд же сказал, что он очень огорчен, поскольку он человек старый, и у нее нет большого желания иметь с ним дело. Хильда Дулитл была глубоко задета таким недостатком понимания. Через несколько дней она снова пришла к нему, хотя, идя по улицам Вены, все еще сомневалась. Он был очень удивлен ее появлением. Она пришла, потому что знала, что никто другой этого бы не сделал. Таков был ее ответ на его печаль!

Фрейд еще раз истолковал ее перенос, который связал с матерью. «Вы приехали в Вену, чтобы найти свою мать».

Прежде чем познакомиться с Хильдой Дулитл, Фрейд прочел все ее книги. Это была одна из его привычек, о которой пишут и другие.

Часто, когда чувства переполняли ее, Фрейд менял тему, спрашивал, например, о том, что она только что прочла, нашла ли она в библиотеке книги, которые рекомендовала его свояченица, написала ли ей ее дочь?

Себя он не приукрашивал, а иногда свободно, открыто и честно рассказывал ей о себе.

У Хильды Дулитл была фантастическая идея, что умерший человек будет жить в ее последующей жизни, после того как она заняла место «Летучего Голландца»,

погибшего пациента Фрейда.

Однажды Фрейд сказал: «Пожалуйста, никогда — я надеюсь этого никогда не случится — ни при каких обстоятельствах не пытайтесь меня щадить, если Вы вдруг услышите что-либо оскорбительное обо мне или моей работе».

В этом кратком изложении, разумеется, невозможно передать истинное очарование книги, ее поэтическую красоту.

В 1958 году выходит в свет «Изображенный в славе: Зигмунд Фрейд, человек и отец» старшего сына Фрейда Мартина. Юрист по образованию, Мартин Фрейд жил в Англии и умер там в 1967 году. До 1937 года он возглавлял Международное психоаналитическое издательство в Вене, опубликовавшее все книги Фрейда, до того как они были сожжены или переработаны в качестве вторсырья нацистским режимом. Эта симпатичная книга является настоящей сокровищницей, хранящей самые личные воспоминания сына об отце. Благодаря оригинальности стиля и точности наблюдений автора она читается как художественный роман и доставляет читателю истинное удовольствие. Не занимаясь аналитической интерпретацией, автор наивно и просто передает свои впечатления. Особенно интересен эпизод, когда — шутки ради — Мартин начинает играть роль «астролога и психотерапевта», бомбардирующего Фрейда абсурдными письмами, предлагая вести «научный» спор. Изготовив в одном из издательств поддельную визитку астролога, Мартин приходит с ней к отцу. Отослав визитку, он услышал из кабинета отказ, но тем не менее проникает туда. Фрейд, не узнавший сына, — переодетого и с искусственной бородой — награждает его таким свирепым взглядом, что присутствовавшая при этом и знавшая о проделке брата Анна испуганно кричит отцу: «Папа, это же Мартин!»

Кроме этой работы, если говорить о воспоминаниях ближайших родственников Фрейда, существует лишь небольшое интервью племянника Гарри, сына его брата Александра; эти несколько страниц появились в 1956 году в издававшемся в Нью-Йорке немецкоязычном журнале «Aufbau». Из него можно узнать только то, что Фрейд читал криминальные романы, с удовольствием играл — наряду с таро-ком — в ма-йонг и о том, как однажды, когда семнадцатилетний юноша отказался от предложенной сигары, сказал ему: «Мой мальчик, курение — это одно из величайших удовольствий в этом мире!» (цит. по: Ruitenbeek 1973, 313).

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Смотрите также

Организация рационального питания
Изучение радиационных воздействий на организм человека показывает, насколько опасно влияние радиации. Причем, как показали последние исследования, действия малых доз радиации на человека в большой ...

Очерк теории практического мышления
Мышление едино, но имеет различные виды и формы [123]. Некоторые из них изучены лучше, детальнее, например, теоретическое мышление, мышление академическое, мышление в лабораторных условиях. Это об ...

Хаинц Гартманн и современный психоанализ
Хайнц Гартманн (1894—1970), выдающийся психоаналитик второго поколения, был одним из тех, кому выпало продолжить пионерскую работу, начатую в первые десятилетия XX века Фрейдом и его соратниками. ...