Так начинается статья поэта Бруно Гёца (род. в 1885 г. в Риге, умер в 1954 г. в Цюрихе), посвященная тем немногим часам общения с Фрейдом, когда поэт был у него в гостях.

В 1952 году Гёц написал о том, что произошло с ним почти полвека назад (1904—1905); сделать это ему помогли письма одному другу юности, в которых частично сохранилось содержание бесед с Фрейдом.

В 1904 году Гёц изучал в Вене психологию и синологию. Он страдал тяжелой, похожей на мигрень болью, не поддававшейся никакому лечению. Врач предложил ему проконсультироваться у Фрейда, о котором Гёц в то время еще ничего не знал. Он быстро прочел «Толкование сновидений», которое ему, однако, не понравилось, и передумал идти к Фрейду. Но поскольку время визита уже было назначено, ему, скрепя сердце, пришлось согласиться. Врач предупредил, что для знакомства с пациентом он передал Фрейду некоторые стихи Гёца. В день визита у Гёца началась сильная головная боль. Но как только он пришел к Фрейду, она тут же прошла. Это был тот врач, каким он должен быть и какого он никогда еще не встречал. Фрейд попросил рассказать о себе, и пациент на одном дыхании буквально выплеснул свои воспоминания о раннем детстве. Он говорил о таких вещах, о которых никогда и никому прежде не рассказывал.

Фрейд слушал не перебивая и не глядя на пациента, иногда смеялся, говорил очень мало. Он проводил то, что через 30 лет Феликс Дойч опишет как «ассоциативный анамнез».

Фрейд принял решение не анализировать молодого человека. Он должен сохранить свой сложный внутренний мир и продолжать писать стихи. Головную боль следовало лечить медикаментами. Он выписал рецепт, а затем спросил как бы между прочим, есть ли у Гёца деньги и когда он в последний раз правильно питался? Закончив консультацию, он передал пациенту рецепт и, немного смутившись, добавил, что тот должен его извинить, но поскольку сам он уже является «законченным» врачом, а Гёц пока еще только студентом, то он просит позволения сыграть роль «хорошего отца» и вручить ему небольшой гонорар за ту радость, которую доставили ему стихи юного поэта. Вернувшись в свою комнату, Гёц обнаружил в конверте 200 крон и был тронут до слез.

Насколько краток рассказ, настолько интересны в нем наблюдения, проливающие свет на чисто человеческие черты личности Фрейда.

Мы намеренно поместили изложение этой маленькой статьи в конце нашего обзора, поскольку она является примером множества других небольших статей, посвященных воспоминаниям о Фрейде, таких как «Тридцать пять лет с Фрейдом» Эрнста Федерна (Federn 1971) и многих других, которые приводятся в вышеупомянутой антологии Руитенбика, но не могут быть рассмотрены здесь более подробно. В большинстве случаев они были опубликованы после выхода в свет биографии, написанной Джонсом, и поэтому при чтении этого классического труда они не должны быть оставлены без внимания.

Если эти статьи и не отменяют им сказанного, то во всяком случае несколько иначе расставляют многие важные акценты, добавляют те или иные отсутствующие детали и оживляют — именно такими очерками, как у Гёца, — строгий жизненный портрет Фрейда в изложении Джонса.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 

Смотрите также

Психоанализ в Восточной Европе
Изначально понятие «Восточная Европа» использовалось как чисто географическое наименование. К нему относили местность и государства восточный части Польши, европейскую Россию и Украину, Прибалтику ...

Организация рационального питания
Изучение радиационных воздействий на организм человека показывает, насколько опасно влияние радиации. Причем, как показали последние исследования, действия малых доз радиации на человека в большой ...

Проблемная ситуация и процесс практического мышления
Сегодня общепризнанным стал тезис С.Л. Рубинштейна о том, что мышление едино, что его различные виды (например, практическое и теоретическое мышление) имеют общую природу, подчиняются одним и тем ...