При последующем изложении модели аффективной травмы это будет рассмотрено более подробно.

Причины, подтолкнувшие Фрейда к разработке модели аффективной травмы, в которой основной акцент делается на внешних травматических событиях и их воздействии на психический аппарат, особенно хорошо видны в переписке Фрейда и Флисса (1892—1899). Из этих писем, равно как из фрейдовского самоанализа и все более интенсивной работы как с собственными сновидениями, так и со сновидениями его пациентов, отчетливо явствует, что он стал понимать и все больше утверждаться во мнении, что большинство рассказов его пациентов о сексуальном совращении, про которые он думал, что они имели место в действительности, на самом деле были только их представлениями-желаниями и фантазиями, а не воспоминанием о реально пережитом опыте. Важнейшим письмом по этому поводу является письмо от 21 сентября 1897 года, в котором Фрейд отмечает, что основательно заблуждался в историях своих пациентов об их совращении в детстве. В конце концов ему показался подозрительным факт, что каждый раз виновным в извращении, по-видимому, оказывался отец, хотя значительное распространение этой перверсии было маловероятным. В «Жизнеописании» (1925а) Фрейд без обиняков изложил причины, почему он отказался от так называемой «теории совращения» :

« .я должен вспомнить заблуждение, которому я одно время предавался и которое вскоре стало тормозить всю мою работу. Под нажимом моего тогдашнего технического метода большинство моих пациентов репродуцировали сцены из своего детства, содержанием которых являлось сексуальное совращение взрослыми . Я поверил этим рассказам, а потому предположил, что в этих переживаниях сексуального совращения в детстве обнаружил источник последующего невроза После того как я все же был вынужден признать, что этих сцен совращения никогда не было, что они являются лишь фантазиями моих пациентов, которые, возможно, я сам им и навязал, какое-то время я находился в растерянности . Когда же я взял себя в руки, то сделал из моего опыта верные выводы, что невротические симптомы присоединялись не к непосредственным реальным событиям, а к желаниям-фантазиям » (XIV, 59-60).

Осознание этого факта знаменовало переход ко второму этапу развития психоанализа, который длился с 1897 по 1923 год — до официального представления структурной модели.

Новые фрейдовские идеи впервые обозначаются в монументальном труде «Толкование сновидений» (1900), в частности в знаменитой седьмой главе этой столь важной в историческом отношении книги. Эта глава содержит первое систематическое описание душевного аппарата и способов его функционирования. В отличие от модели, лежавшей в основе его рассуждений в первый период, новая топическая модель Фрейда позволяет в равной степени дать объяснение не только патологическим явлениям, но и нормальным душевным процессам. Учитывая масштаб, в котором достигается эта цель, «Толкование сновидений» можно рассматривать как попытку поднять психоаналитическое мышление и психоаналитическую теорию на уровень общей психологии.

От первого этапа его исследований ко второму происходит смещение основного акцента в сторону влечений, которым теперь, в противоположность реальным событиям, придается решающее значение. Это смещение акцента находит свое отражение и во фрейдовских «Трех очерках по теории сексуальности» (1905), представляющих собой первый опыт разработки психоаналитической теории влечений. В своей полной перемен истории она с этого момента навсегда осталась в первую очередь теорией влечений (см. статью П. Цизе). С тех пор энергия влечения, как в ее нормальных, так и патологических проявлениях, рассматривается в качестве важнейшего мотивационного фактора поведения детей и взрослых. Благодаря «Трем очеркам» детская сексуальность как одна из основополагающих гипотез стала составной частью психоаналитической теории. Если на первом этапе Фрейд уделял основное внимание приспособлению индивида к внешним событиям, в частности травматического характера, то теперь он стал больше обращаться к приспособлению человека к своим внутренним силам, прежде всего к приспособлению к влечениям и к их трансформации в процессе развития индивида, вызванной изменениями первоначальных целей и объектов этих влечений. Исходя из этого, Фрейд предположил, что даже самые высокоразвитые и утонченные интересы и виды деятельности в жизни человека отчасти проистекают из трансформации (сублимации) импульсов, исходящих от инфантильных влечений.

Страницы: 1 2 3 4

Смотрите также

Проблемная ситуация и процесс практического мышления
Сегодня общепризнанным стал тезис С.Л. Рубинштейна о том, что мышление едино, что его различные виды (например, практическое и теоретическое мышление) имеют общую природу, подчиняются одним и тем ...

Очерк теории практического мышления
Мышление едино, но имеет различные виды и формы [123]. Некоторые из них изучены лучше, детальнее, например, теоретическое мышление, мышление академическое, мышление в лабораторных условиях. Это об ...

Мышление профессионала-практика
Второй этап в развитии взглядов на практическое мышление был подготовлен бурным развитием психологии труда, изучением профессий, разработкой методов оптимизации трудовой деятельности. Тщательное и ...