Как мы уже знаем, понятие защиты от «невыносимого» представления было введено Фрейдом на первом этапе. Его развитие было тесно связано с точкой зрения, что между различными системами существуют границы, задача которых состоит в том, чтобы производить цензуру психических содержаний. Задача цензуры в конечном счете виделась в том, чтобы защищать сознание от осознания тех инстинктивных желаний, которые могли бы представлять непосредственную или прямую угрозу, появись они на поверхности. Эта цензура происходит целиком вне сознания. Поскольку топическая точка зрения развивалась параллельно с клиническими методами и соответствующими техниками второго этапа, легко понять, как возник этот взгляд на душевное явление. Предположение, что в относительно независимых «свободных ассоциациях» пациента отражается появление проистекающих изнутри и стремящихся на поверхность влечений, в результате изучения сновидений, равно как и благодаря исследованию обмолвок, неловких действий, симптомообразования, художественной деятельности, религиозных убеждений и т.д., распространилось и на другие аспекты поведения и душевного события. Поведение в целом рассматривалось как мотивированное преимущественно влечениями и считалось попыткой, претерпев из-за цензуры определенные изменения, исполнить закамуфлированные или искаженные желания, исходящие от инстинктов.

Тщательность, с которой инстинктивные желания и их дериваты подвергаются цензуре, предполагает наличие своего рода «бессознательного внимания» внутри системы предсознательного или между нею и системой сознательного. Образное изображение этого процесса цензуры выглядит у Фрейда следующим образом:

«Итак, мы уподобляем систему бессознательного большой прихожей, в которой, словно некие существа, толпятся душевные побуждения. К этой прихожей примыкает второе, более тесное помещение, что-то вроде гостиной, в котором пребывает также сознание. Однако на пороге между этими двумя помещениями несет свою службу страж, который проверяет каждое душевное побуждение и не пускает в гостиную, если оно вызывает его неудовольствие. Вы, разумеется, видите, что нет большой разницы, прогонит ли страж некое душевное побуждение с порога или снова вытолкнет его за порог после того, как оно уже проникло в гостиную . Если они уже пробрались к порогу и получили отказ от стража, то это значит, что они не способны к осознанию; мы называем их вытесненными. Однако также и те побуждения, которые страж пустил за порог, не обязательно станут осознанными, они смогут стать таковыми, если им удастся привлечь к себе взгляд сознания. Поэтому мы с полным правом называем это второе помещение системой предсознательного» (XI, 305-306).

Принимая во внимание то, что Фрейд в конечном счете стал предполагать наличие двух цензорных инстанций вместо одной-единственной, вышеизложенное необходимо дополнить тем, что содержаниям предсознательного нужно не только привлечь к себе взгляд сознания, но и пройти второго цензора, который действует как раз на границе между системами бессознательного и сознательного. В метафорическом описании Фрейда содержится также крайне важная, однако часто игнорируемая мысль, возникшая на втором этапе, а именно гипотеза, что вытеснение или защита в целом осуществляется не только при переходе от бессознательного в предсознательное; это в равной мере касается и содержаний системы предсознательного, включающей в себя в том числе и дериваты из системы бессознательного, которым было позволено появиться в предсознательном, но которые здесь снова подвергаются цензуре и отбрасываются в бессознательное. Именно это обстоятельство имеет решающее значение для понимания того, как Фрейд пришел к своим представлениям о душевном событии, относящимся ко второму этапу. Здесь имплицитно предполагается — это важно не только в теоретических целях, но и в той же мере для понимания клинических проявлений, — что вытеснением, так же как и другими защитными механизмами, не устанавливается неподвижная пограничная линия между системами бессознательного и предсознательного. Появляющиеся в бессознательном желания на своем пути к поверхности ненадолго попадают в предсознательное, чтобы в процессе этого превратиться в дериваты необузданных и неприкрытых инстинктивных желаний бессознательного. В этих дериватах виден почерк предсознательного психического явления, и в любой момент на их пути к системе сознательного они могут стать жертвой защиты. Более того, даже после их вхождения в систему сознательного они могут подвергнуться цензуре, например когда вытесняется осознанная фантазия об исполнении желания. Чтобы деривату желания из области бессознательного удалось в обход цензуры проникнуть в систему сознательного (и тем самым добиться «оттока»), он должен быть в значительной мере закамуфлирован. Таким образом может возникать целый ряд дериватов инстинктивного желания, пока наконец не появится тот, который квалифицируется как безобидный. Именно он и допускается на поверхность. В каком месте осуществляется цензура, зависит не только от содержания сомнительного инстинктивного желания, но и от того, в каком состоянии находятся разнообразные системы в данный момент времени. Так, например, предполагается, что во время сна (равно как и в сходных состояниях рассеянного внимания или при наркотическом опьянении) цензура является менее строгой, чем когда человек бодрствует и внимателен. К этому следует добавить, что дериват инстинктивного желания в определенный момент жизни человека вообще может быть приемлемым, но в другой момент (возможно, просто из-за того, что изменились те или иные условия) — нет.

Страницы: 1 2 3 4

Смотрите также

Управленческие процессы
Уровень развития информационного пространства начинает самым непосредственным образом влиять на экономику, деловую и общественно-политическую активность, граждан, другие стороны жизни общества. Ин ...

Очерк различных взглядов на природу практического мышления
С момента его появления и на протяжении многих последующих лет термин «практический интеллект» неоднократно менял свое содержание. И это было связано не только с различиями в эмпирическом материал ...

Психоаналитическая теория депрессии
В начале нашего столетия психоаналитики в ходе лечения больных стали собирать эмпирический материал относительно депрессии и на его основе создавать теорию (Abraham 1912, Freud 1917), получившую в ...